От скамейки на площади до кресла президента

Архив 201129/03/2011

Этот путь стремится проделать Раффи Ованнисян, причем явно торопя события
Информация о том, что Раффи Ованнисян собирается участвовать в президентской гонке, до которой еще примерно два года, появилась в американской LA Weekly еще 3 февраля. Тогда она не привлекла особого внимания. Да и что за сенсация, если кто-то из деятелей уже решил участвовать в выборах… Но сегодня, когда лидер “Жарангутюн” продолжает свою акцию абстрактного протеста на площади Свободы, возникает вопрос: почему бы Раффи и его однопартийцам не сказать прямо — для чего эта “досрочная” голодовка…

Прямое заявление о президентских амбициях никоим образом не умалило бы веса Ованнисяна. (Речь, конечно, о политическом весе, который политик стремится набрать за счет потери физического…) По крайней мере его акция имела бы более внятное объяснение. Дескать, так и так: “решил стать президентом, но понимаю, что особой популярностью в народе не пользуюсь. А все потому, что мало бываю на людях, не примелькался, даже те, кто раньше знали и уважали, успели подзабыть… Вот я думал-думал и решил встретиться с людьми, причем не на час-два, не на день или неделю… Я решил сделать нечто такое, чтобы обо мне все говорили — взрослые и дети (вон их сколько в парке рядом со мной…), политики и торговцы, музыканты (У Оперы все же сижу) и люди, совершенно лишенные слуха и нюха. Политического нюха… Я понимаю, что сидеть мне придется долго, ведь до выборов еще не скоро, уйти боюсь — могут снова позабыть… Поэтому и требую чего-то досрочного — выборов или какой-нибудь, пусть самой захудалой революции…
“Нет, мы не настаиваем, что Раффи Ованнисян должен был произнести именно этот текст. Он как “фактор” может не говорить вовсе. Но как партлидер должен был (нам так кажется) одернуть своих сопартийцев, в частности главу фракции Степана Сафаряна, чтобы тот не произносил с пафосом “наивные” слова, в которые ни за что не поверят не только взрослые, но и те самые детишки, играющие на площади и с удивлением озирающиеся на дядю по имени Раффи.
…Степан Сафарян сделал свое очередное заявление, выступая в программе ОТ “Парламентская неделя”.
27 марта исполняется 13 дней со дня начала акции протеста — голодовки “Поста Свободы” Раффи Ованнисяна на площади Свободы, — печально-торжественно начал депутат. И продолжил:” 15 марта, перед началом голодовки, Раффи Ованнисян выступил с речью, забив тревогу по поводу того, что настоящее Армении и ее демократическая перспектива находятся под угрозой, и подталкиваемый этим он объявил о своем гражданском шаге — объявлении голодовки. Некоторые попытались представить это либо как шаг, не содержащий в себе никакого требования, либо как религиозный обряд. За два дня до того, 13 марта, расширенное заседание совета партии “Наследие” приняло решение, в котором говорится: “Расширенное заседание совета партии “Наследие” заявляет, что экстренная ситуация, сложившаяся в стране, подразумевает принятие экстренных решений, в соответствии с этим и, стараясь удержать страну от краха, принимает решение: “Всеми возможными способами и всюду, начиная от трибуны Национального собрания и заканчивая площадью, продолжать борьбу для нового законного и внеочередного формирования власти в республике…”
Слова с истекшим сроком годности. В такие речи мы верили еще, пожалуй, в 90-е, но никак не позже. Увы, многие политики — не только Сафарян — не чувствуют, что общество или “их” электорат меняется, это не каменная, статичная “глыба”, которую можно кормить “монументальными” речами. Нет, Сафарян не слышит, он продолжает, выдавая убойную дозу патетики: “За эти 13 дней прозвучали самые разные комментарии по поводу данного шага Раффи Ованнисяна, некоторые из них доходили до цинизма. Цинизма, который за эти 20 лет укоренялся властями в нашей жизни и даже в сфере управления. Цинизма, который перерос в открытую фальсификацию гласа народа, лишение гражданина его прав и свобод… (вынужденно сокращаем ряд — ред.). И вот представители власти разных лет, которые пресытились, если не сказать больше, которые из бывших голодранцев превратились в миллиардеров, в элиту, сегодня не могут понять, почему армянин, сытый с детства и многое повидавший на этом свете, с хорошим образованием, отказавшийся от многообещающей перспективы в Америке, идет на такой крайний шаг? (На удивление живая фраза, увы, единственная… — ред.) Для мещан, стоявших и стоящих сегодня у кормушки, эта форма самопожертвования и стремления человека к свободе остается непонятной. Они привыкли причинять боль и вред другим, но не себе. Они привыкли разглагольствовать, но не бить в набат. Они не осознают, что Раффи Ованнисян выражает протест и бьет тревогу за всех, проводит голодовку за все общество, обреченное на голод, и вместо сытых. А потом говорят, что они не понимают, чего он требует…” И все это продолжается-продолжается. И в конце звучит: “Наша надежда на ту новую власть, которая должна быть сформирована во внеочередном порядке и решить все злободневные проблемы”.
Г-н Сафарян, назовите, на какую власть вы уповаете и кто должен победить на выборах (внеочередных), чтобы всем без исключения стало хорошо. Почему американское издание, которое за тысячи миль отсюда, может сообщить своим читателям (хотя им без разницы), что следующим президентом Армении “может стать” Раффи Ованнисян, а вы из уважения к народу, что ли, не желаете в этом признаться? Так вот, из уважения не следует нас напрягать, рассказывая, что Раффи “голодает за голодных и сытых, голодает за все общество и бьет тревогу…”
Отдел политики