От нубарашенских ядохимикатов эксперты выпали в осадок

Архив 201011/05/2010

“Нубарашенский могильник ядохимикатов — прямая угроза здоровью и жизни людей”, — сформулировал руководитель ереванского офиса ОБСЕ Сергей Капинос на совещании, посвященном решению ядовитой проблемы.

Напомним, Нубарашенский могильник ядохимикатов коммунисты затеяли в 1976 году скорее всего на глаз и совершенно себя не утруждая. В итоге в активной оползневой зоне, поблизости от заповедника диких зерновых растений, ленинцы захоронили 600 тонн мерзких ядохимикатов, из коих 512 тонн относятся к первому и второму классам опасности. Что именно это означает, мало кому понятно. Какая разница, как травиться — по первому классу или по второму. Короче говоря, тогда яды для грызунов и насекомых неглубоко закопали в землю. Десять лет назад могильник обнаружила бдительная организация “Женщины Армении за здоровье и здоровую окружающую среду”, но несмотря на ее многочисленные обращения в госструктуры, все свелось к периодической установке запрещающих знаков и хлипких ограждений из колючей проволоки. И то, и другое быстро уволокли для хознужд сметливые аборигены Нубарашена. Шум поднялся, когда 4 марта специалисты МЧС увидели, что верхний слой могильника полностью разворочен строительной техникой, дренажная система выведена из строя (как будто она действовала), а не нарочно выкопанные советские ядохимикаты разбросаны по территории. В результате на территории сложилась чрезвычайная ситуация: могильник фактически трансформировался в этакую бомбу с зажженным фитилем. Международный эксперт Джон Виген, недавно посетивший эту достопримечательность “ядовитого” захоронения, едва не впал в ступор. “Эксперты считают, что “могильная” документация советской эпохи вполне может не соответствовать действительности, в связи с чем необходимо провести новые исследования. Мы со своей стороны готовы разработать с Минохраны природы карту всех опасных токсичных захоронений, а также составить план по ликвидации угроз”, — обнадежил Капинос. Он сообщил, что в Армению должен был прибыть еще один международный эксперт, специалист по химическому “оружию” замедленного действия.