От Каракаса до Еревана

Архив 200915/09/2009

На минувшей неделе гостивший в Москве президент Венесуэлы Уго Чавес объявил о признании суверенитетов Абхазии и Южной Осетии. То, чего Россия ожидала и безуспешно добивалась от стратегических партнеров по СНГ, сделал глава далекой латиноамериканской страны.
Радость лидеров республик объяснима, хотя они весь прошедший год утверждали, что признанием независимости другими государствами не озабочены, поскольку им за глаза хватает “признания великой России”. Объяснима, поскольку Венесуэла это не совсем, при всем уважении, Никарагуа, а сильное, самодостаточное государство, с большими запасами углеводородов, с хорошо обученной армией. Государство, устами лидера, бросающее вызов США, не особо выбирая при этом выражения. И ничего, сходит с рук. Это с одной стороны.
С другой — шаг Чавеса, лидера не только Венесуэлы, а “левой части” Южной Америки, может подвигнуть эти самые левые режимы на аналогичные действия. Не зря глава МИД Абхазии Сергей Шамба, говоря о перспективах абхазской независимости, заявил “НГ”, что можно ожидать соответствующих заявлений со стороны других боливарианцев — Кубы, Боливии.
Тбилиси на решение Чавеса отреагировал привычно, навесив на венесуэльского президента ярлык “маргинала”, а всю затею назвав бесперспективной. Однако при этом здесь понимают, что ситуация с международным признанием бывших автономий становится тревожной. Пусть за территориальную целостность Грузии активно выступают США и Европа, но, например, резолюция о беженцах из Абхазии и Южной Осетии, предложенная Тбилиси, на Генассамблее ООН была принята отнюдь не единогласно. Причем против нее выступила, как особо подчеркивает грузинская сторона, соседняя Армения, считающаяся стратегическим партнером.
Грузинская сторона, по имеющимся данным, в последнее время активно зондировала настроения Еревана по абхазскому и югоосетинскому вопросам, полагая, что тесное партнерство с Москвой в конце концов может сказаться. Тбилиси встревожен меняющимся на глазах поведением Еревана, о чем писала “НГ”. В экспертных кругах Грузии уже открыто заговорили о том, что Армения становится прямым проводником российской политики. Едва наметились подвижки в плане нормализации отношений с Турцией, как официальный Ереван, “забыв о единственной связи с внешним миром через Грузию”, занялся поощрением сепаратизма в Джавахети — армянонаселенном грузинском регионе, что соответствует “планам России по дальнейшему расчленению Грузии и уничтожению грузинской государственности”.
Однако думается, что по большому счету Тбилиси, во всяком случае сейчас, не о чем беспокоиться. У Еревана на повестке дня очень серьезные проблемы, связанные с карабахским вопросом, с упоминавшейся нормализацией отношений с Турцией. И без того поляризованному армянскому обществу может угрожать глубокий раскол. Этому способствует закрытый режим переговоров что по Карабаху, что по восстановлению отношений с Анкарой.
Закрытость переговоров, понятная с учетом их сложности, в самой Армении вызывает массу импровизаций и кривотолков, вплоть до обвинений властей в продаже национальных интересов. Затихший было Армянский национальный конгресс (АНК) во главе с Левоном Тер-Петросяном объявил о возобновлении акций протеста для недопущения “неоправданных уступок властей” под давлением Запада. Что в сухом остатке?
Опять же сложные переговоры с Анкарой, давление по карабахскому вопросу с требованием ряда уступок Азербайджану, новая волна оппозиционного протеста. Нужна ли властям Армении еще и головная боль с соседней Грузией, при том что границы с Турцией пока не открыты, да и неизвестно, когда и вообще будут ли открыты? Ответ, кажется, на поверхности.
Юрий СИМОНЯН,
обозреватель отдела политики
стран ближнего зарубежья “НГ”
“НГ”, 14.09.2009 г.