Осуществленная мечта

Архив 200924/09/2009

Зорий БАЛАЯН Этот день мы ждали все. Весь экипаж. Думаю, не только экипаж. Сам день просто-таки, как говорится, выдался на славу. Чистое голубое небо. Суббота.

Это значит на сотни тысяч машин в Лос-Анджелесе было меньше, а стало быть, и небо над городом было чище. Беда была только в том, что чуть ли не все население огромного мегаполиса с утра 19 сентября отправилось к морю, и больше всего — в сторону Сан-Педро. Если не сказать точнее — прямо к борту “Армении”. Рядом с нами стояли огромные, назовем их трамвайные, катера, которые с утра до вечера вывозили и взрослых, и детей, и особенно седовласых стариков покататься по чистой воде под чистым небом.
Именно это обстоятельство здорово помешало проведению нашего, так сказать, церемониала прощания с Лос-Анджелесом и, конечно, поднятия генуи (переднего стакселя), привезенной накануне из Новой Зеландии, где по нашему заказу и по нашим расчетам (кройке) сшили парус-триколор флаг. Многие просто физически не могли добираться до места причала, где стояла “Армения”. Но если бы только это. Место, где мы причалили, лишь считается классным, почетным, элитарным. Но уж лучше это было бы где-нибудь подальше от “цивилизации”. Со всех сторон давят здания, пристройки, кафе, рестораны. Все для отдыха, не говоря уж о проводящемся в эти дни в самой близости от причала фестивале лобстеров. А тут вдруг собралось огромное количество людей, которые, все до одного, хотят быть рядом с крохотным судном. Дотронуться до него. Мало того, подняться на палубу. Спуститься в кают-компанию. Сфотографироваться на фоне государственного флага, развевающегося на флагштоке, возведенном на корме. И даже этого мало. Ибо в абсолютной тесноте негде было стоять собравшимся, чтобы провести торжественное поднятие паруса-флага.
И все же никакой беды во всех этих, мягко выражаясь, неудобствах никто не замечал. Разве только то, что невозможно было сделать хотя бы один нормальный фотоснимок. Я об этом сейчас вспоминаю вовсе не всуе. Ибо с самого начала решил на сей раз отправить фоторепортаж. Мне ведь нужно было обязательно не только рассказать, но и показать, к примеру, Ваге Карапетяна, о котором, особенно в последних моих посланиях, так часто я писал. Если бы не Ваге, то, думаю, график наш сильно был бы нарушен. Конечно, Ваге помогал не один. Он подключил всю свою семью: жену Вероник, дочь Джильду и даже внуков.
Принято в таких случаях перечень начать с имени человека, представляющего государство. Однако именно генеральный консул Армении в Лос-Анджелесе Григор Ованесян настоятельно просил, чтобы я особо подчеркнул имя Ваге, который помогал не только нам, но и всем. Каждый год в этом мы убеждаемся в дни, когда проводится традиционный телемарафон в Лос-Анджелесе.
Однако, пожалуй, главным героем дня был Албер Бояджян, о котором читатель уже хорошо знает. Когда я рассказал о подробностях реального осуществления нашей мечты, которую, по сути, претворил в жизнь именно Албер, по всему было видно, как ликует народ. Лишь сам Албер, опустив голову, не знал, что нужно делать в таких случаях. Такой вот он скромный человек, наш Албер Бояджян. Праздник завершила поэтесса Алисия Киракосян, прекрасно прочитав прекрасные стихи о Родине.
Стоя на палубе “Армении”, я всматривался в знакомые лица наших соотечественников. Все эти дни они встречались с нами, оказывали помощь, помогали машинами в многочисленных поездках по огромному городу. Иначе мы бы не успели завершить нашу программу. Это высоченный доктор Саркис Месропян, это почти все без исключения сотрудники консульства, это брат и сестра Акоп и Анаит.
Увы, когда я попросил наших ребят собрать все снимки, то выяснилось, что очень мало они снимали самих членов экипажа. Особо страдают те, кто сам снимает. Но зато, пожалуй, впервые повезло нашему Армену Назаряну, которого все ласково называют Ариком, а юные моряки, как уже я однажды подчеркнул, — дядей Ариком. На снимке он со своей любимой внучкой Моникой, которая родилась и живет в Америке и просто блестяще говорит по-армянски.

…С тридцатиметровым красно-сине-оранжевым парусом “Армения” отошла от причала Сан-Педро и взяла курс на Панаму. Вернемся по пройденному пути. Я почти никогда этого не делал в моих многочисленных путешествиях. Ужасно боюсь именно этой приметы — нельзя возвращаться по пройденному участку пути. Думаю, обойдется. Да и участок этот не ахти какой большой. Подумаешь — каких-нибудь там три-четыре тысячи миль. Ведь зато после Панамы каждая миля, каждый кабельтов приблизит нас к дому.