Осудят ли охранников по второму кругу?

Архив 201008/07/2010

Рано радовались охранники нубарашенской тюрьмы, упустившие в ноябре прошлого года двух пожизненно заключенных и получившие за это несуровое наказание. Прокуратура опротестовала вынесенный им вердикт суда, посчитав, что 2 и 2,5 года тюремного заключения слишком мягкая кара для подобного преступления.

Напомним, что приговор был оглашен в мае этого года. Суд общей юрисдикции ереванских общин Эребуни и Нубарашен осудил на 2 года отсидки охранников нубарашенского изолятора Агаси Смбатяна, Ара Атабекяна, Ваника Арутюняна, работающих в дневную смену, а также начальника охраны пожизненно заключенных Сержика Тамразяна. На полгода больше получил начальник безопасности тюрьмы “Нубарашен” Седрак Артинян. Напомним еще раз, за что судили этих людей. В роковой для них день, 27 ноября прошлого года, в их смену из тюрьмы сбежали пожизненно заключенные Мгер Енокян и Согомон Кочарян. Сбежали, прямо скажем, играючи. Вместе с тремя десятками других заключенных охрана вывела их на прогулку. Как принято, зеков под конвоем подняли на пятый этаж, где располагается прогулочная площадка и,.. заперев дверь, оставили гулять без присмотра. Как потом выяснилось, отлучились охранники по приказу начальника охраны, который перебросил их на другое дело. Как результат вернувшийся через час конвой не застал на месте двух заключенных. Они сбежали через решетку на крыше, которая была благополучно взломана. Попав на самый верх тюремного здания, Енокян и Кочарян, подобно ниндзя, на веревках спустились на первый этаж, каким-то образом пересекли запретную зону, за которой денно и нощно следят вооруженные охранники, перепрыгнули через колючую проволоку, перелетели над решетками, находившимися под током высокого напряжения, и оказались на свободе. Фактически на прогулку в этот день они вышли уже подготовленные, имея в запасе железный ломик и веревку. Во время следствия, а затем и судебных процессов выяснилось, что в этот день перед выводом на прогулку Енокяна и Кочаряна, вопреки принятым в тюрьме железным правилам, никто не обыскивал. Не проверялась и крепость защитных решеток… На вопрос, почему были нарушены тюремные правила, ни один из обвиняемых охранников вразумительного ответа так и не дал. Не прибавилось ясности и в том, откуда у заключенных оказались лом и веревки. Все это не могло не вызвать смутные сомнения в причастности кое-кого из охраны к подготовке побега.
Правда, такого обвинения ни одному из охранников так и не предъявили. Они обвинялись лишь по статье 315 УК РА, то есть в служебной халатности, повлекшей тяжкие последствия (часть вторая). И это в том случае, что Мгер Енокян во время судебного процесса по делу о побеге (сбежавших зеков поймали через 21 день и судили по новому кругу) намекнул на то, что некоторые начальствующие элементы были в курсе намечающегося побега. Более того, арестант рассказал о разговоре с одним из обвиняемых охранников, во время которого тот полушутя-полусерьезно предлагал организовать побег за 100 тысяч евро. Правда, к этим словам заключенного никто особо не прислушался. Не было взято на вооружение и то, что именно этот человек отдавал “конвою” приказ оставить заключенных без присмотра на прогулочной площадке и пойти с проверками в другой тюремный блок…
Остались “невостребованными” и слова Енокяна о том, что железяка, при помощи которой была взломана решетка на крыше прогулочной площадки, попала к нему совсем не от заключенного тюремной хозчасти Кима Айрапетяна, как это значится в материалах дела… А значит, версия об оборотне в погонах, подсобившем заключенным в побеге, так и не была рассмотрена.
И сегодня прокуратура требует не пересмотра дела, а всего лишь ужесточения наказания, считая, что за служебную халатность, которая привела к подобным последствиям, пятеро охранников заслуживают более сурового наказания. Между тем отметим, что адвокаты этой пятерки придерживаются противоположного мнения. Они убеждены, что их подопечные не заслужили назначенного наказания и даже “доказывают” свою точку зрения. В качестве “алиби” они приводят историю шестилетней давности, когда те же заключенные сбежали из Горисской тюрьмы. Тогда охрану этой тюрьмы осудили не по второй, а по первой части статьи 315, предусматривающей значительно более мягкое наказание — от штрафа до ареста на срок не свыше двух месяцев. Защитники считают, что нубарашенский побег ничем не отличается от горисского, а значит, и наказания должны быть идентичными.