Особые отношения с Атлантикой

Архив 200927/06/2009

“Армения” вышла на просторы Атлантики. Как обстоят дела, рассказывает начальник армянской кругосветки Зорий БАЛАЯН.

Пора поговорить об Атлантическом океане поглубже и пошире. Тем более и ширины и глубины у него хватает. Нам, экипажу “Армении”, он особенно дорог еще и потому, что все мы по большому счету вышли из “Киликии”, которая прошла по семи морям, и все они вместе с Бискайским заливом и легендарными морями средиземноморского бассейна в любом научном описании обязательно считаются составными частями Атлантики. В перечень входят и Карибское море, и огромный Мексиканский залив, которые находятся на маршруте “Армении”. Так что с Атлантикой у нас сложились особые, я бы сказал, добрые, ровные и уважительные отношения. Думаю, не каждый мореплаватель может похвастаться такой вот в буквальном смысле слова тесной дружбой с океаном, который получил свое название от мифического героя-титана Атланта, держащего на плечах весь небосвод. Почему бы здесь не вспомнить школьный урок истории Древнего мира и освежить в памяти миф о том, что этот самый титан Атлант не просто так, сдуру взялся подставить спину под небесный свод. Это ведь была кара за участие в борьбе против олимпийских богов. Так что оппозиция была еще в те времена.
Короче, у нас действительно особые отношения с Атлантикой. Мне-то лично вообще здорово повезло в жизни. В начале пятидесятых служил четыре года на Балтике. Вместе с моим другом — путешественником Анатолием Гаврилиным — в 1970 году выливал в Балтийском море воду, привезенную из Тихого океана. А в 2005 году вместе с Кареном Балаяном с борта “Киликии” выливали в Атлантику воду, привезенную из Севана и степанакертского родника Вараракна. И вот теперь сижу в центральном кокпите “Армении” и пишу эти строки, время от времени выкрикивая имя Гайка. К Гайку Бадаляну все на борту обращаются с вопросами о скорости и местонахождении судна, о том, сколько прошли, сколько осталось до очередного пункта и все такое прочее. В данном случае — до острова Барбадос, И Гайк через минуту дал точные координаты “Армении”. Однако этого было мало, мне захотелось с Гайком спуститься в его каюту-рубку, чтобы узнать, в каких широтно-долготных отношениях мы находимся с родной Арменией. И, наклонившись над экраном навигационной системы, я выписывал данные, показанные Гайком. “Армения” на 15 градусов ниже, точнее, южнее Армении. Расстояние лучше определить по разности во времени. Сейчас 21 июня 2009 года, в Ереване 21 час 25 минут, у нас на борту — 16 часов 35 минут пополудни. Мы видим с обоих бортов плывущих по поверхности больших черепах, а в Армении, наверное, смотрят “Айлур”.
От африканского материка, точнее от Сахары, не очень далеко — всего-то тысячу километров. Хотя прошли от места старта уже в три раз больше. Дело в том, что все это время шли на юго-запад и посему корма слишком медленно отходила от жаркого материка. Мы еще не дошли до середины Атлантического океана, имея в виду линию нашего маршрута. Дойдем, и, возможно, информация об этом дойдет до читателя раньше, чем увидит свет этот репортаж. Согласно географическим канонам — это будет на середине пути между Геркулесовыми воротами Гибралтара и Барбадосом, о котором вот уже три года, всякий раз собираясь в моем ереванском бункере, мы подолгу говорили. Дело в том, что многие мореплаватели, ставя перед собой задачу пересечь Атлантику, так или иначе включают этот легендарный остров в свой маршрут. Именно там вблизи этого “бородатого” острова начала тонуть папирусная лодка “Ра” Тура Хейердала. И драма эта запала в душу всех тех, кто в 1969 году пристально следил за очередным плаванием норвежского ученого-путешественника.
Однако вернемся к Атлантике. Пока так много дел на корабле, что некогда было хоть раз искупаться в океане. Собственно, погода — нескончаемые холодные ветры (к счастью, больше всего попутные). Продолжается влияние пока еще канарского холодного течения. За две недели нахождения в океане не было ни дня, ни мгновения спокойной воды. Ни днем, ни ночью. Мы уже привыкли, что это норма. Что “Армения” должна качаться, переваливаясь с боку на бок. Это тоже норма. Правда, даже от холодного солнца все загорели, как черти. То ли еще будет впереди. Знаем и то, что из всех океанов легче всего подолгу держаться на плаву в водах Атлантики, которая считается самой соленой.
Мы долго гадали, как все-таки при пересечении океана определить его середину, о которой было здесь сказано. Известно, что есть ничуть не условная, а овеществленная линия, разделяющая Атлантику прямо посередке с юга на север. По дну проходит Срединно-Атлантический хребет, разделяющий Атлантический океан на западную и восточную части. Однако нас больше устраивает линия нашего маршрута от Гибралтара до Панамского канала. В наш маршрут входит и Карибское море тоже.
С Атлантикой мы еще долго не будет расставаться. Но и расставшись на не очень продолжительное время, будем вновь встречаться. То же самое можно будет сказать о Тихом океане. И экватор в первый раз, согласно нашему маршруту, с севера на юг “Армения” должна пройти в Атлантическом океане, а с юга на север — уже на границе слияния вод Тихого и Индийского океанов.

И еще. Пятьдесят стран омываются непосредственно Атлантическим океаном. В восьми из них имеются армянские колонии: Аргентина, Бразилия, Великобритания, Канада, Марокко, Португалия, США, Уругвай, Франция. Там уже проводятся работы по программе экспедиции “Месроп Маштоц”.