Оппозиция к “всея оппозиции”?

Архив 201107/04/2011

Как выяснилось из последних откровений представителей руководимого Левоном Тер-Петросяном конгресса, внутриполитический расклад в Армении имеет весьма оригинальную конструкцию. Своеобразие заключается в том, что, кроме привычных фигурантов в лице правящей коалиции и оппозиции, на нем присутствует еще и “оппозиция к оппозиции”.

Это заявление не нонсенс и не политологический бред, а вполне конкретный результат неудовлетворенных амбиций АНК, который пытается любой ценой отстоять собственные монопольные позиции и рассматривает “Наследие” и АРФ Дашнакцутюн в качестве оппозиции к себе. В этом смысле власть нашла куда более цивилизованный выход из ситуации, заключив новое коалиционное соглашение и тем самым исключив противостояние между партнерами.
Начнем с того, что представители конгресса на полном серьезе полагают, что АНК олицетворяет собой всея оппозицию на отечественном политическом поле. Все остальные и рядом не стоят. Об этом прямым текстом заявили на своих пресс-конференциях Левон Зурабян и Давид Шахназарян. “Конгресс является на сегодняшний день единственным демократическим ресурсом”, — утверждают руководители АНК, именующие себя “отцами”, а то и “дедами” армянской демократии.
Заметим, что заявления о собственной исключительности и непогрешимости сия политическая сила делает не обладая рычагами власти. Можно только догадываться, как поведут себя ее представители в том случае, когда, наконец, дорвутся до власти. Впрочем, тут и предполагать нечего, потому как в недавней нашей истории эти люди уже были у руля государства и успели в полной мере продемонстрировать ускоренную трансформацию демократических лозунгов в авторитарные. Более того, выработанный вместе со вкусом к власти авторитаризм они сумели сохранить, перейдя в ряды оппозиции. Другой вопрос, что обществу он весьма искусно подается под демократическим соусом. Хотя на самом деле конгресс куда более нетерпим к инакомыслию, чем та же правящая Республиканская партия, которая, имея в парламенте подавляющее большинство, не стала множить вокруг себя число врагов и пошла на раздел портфелей в исполнительной власти.
Единоличные притязания конгресса на оппозиционную нишу — не лучшая альтернатива для народа. Политическая сила, не способная во имя, как она утверждает, торжества справедливости поступиться собственными амбициями и проявить толерантность к коллегам по оппозиции, ничего, кроме опасений, внушать не может. В определенной мере подобное поведение конгресса было прогнозируемо, однако проявленная “Наследием” активность ускорила развязку.
Вспомним, что совсем недавно любимым коньком конгрессовцев были рассуждения на тему об истинной и лживой оппозиции, даже индикаторы выработали для безошибочного определения. Сегодня в их повестке и лексике иное разделение, точнее — безраздельное владение оппозиционным полем. Владение, не предполагающее альтернативных идей, подходов и даже мыслей, не говоря уже о поступках типа голодовки Раффи Ованнисяна. Собственно, с голодовки все и началось… Не подойдя на площади к Раффи Ованнисяну Левон Тер-Петросян продемонстрировал не только полное пренебрежение к коллеге и его инициативе. Он имел целью показать, “кто в доме хозяин”. Последующие объяснения Тер-Петросяна со ссылками на некие “христианские принципы” лишь довершили начатое моральное уничтожение “конкурирующей фирмы”.
“Наследие” в долгу не осталось. Апофеозом “обмена любезностями”, которыми перекидывались стороны, стало заявление руководителя фракции “Наследие” Степана Сафаряна, которое он сделал в качестве комментария в социальной сети Facebook. Вспоминая трагические события 1 марта 2008 года, Сафарян прямым текстом заявил о том, что Левон Тер-Петросян несет политическую ответственность за гибель 10-ти людей в этот день.  “Дословно привожу мой диалог с Левоном Тер-Петросяном, который не сотрется из моей памяти никогда, — пишет Сафарян, вспоминая, что в заключении состоявшейся в этот день утром в резиденции Тер-Петросяна пресс-конференции он подошел вместе со своими сторонниками к экс-президенту и сказал: “Господин президент, мы отправляемся к французскому посольству, чтобы помочь Анаит Бахшян. Мы попытаемся сделать ситуацию управляемой, но поскольку вы лидер, что нам передать собравшемуся там народу в качестве послания?”
Далее приводится ответ Тер-Петросяна: “Я не знаю, кто там собрался. Это — не мой народ. Мой штаб не планировал там никакого митинга. Может быть, там провокаторы собрались? На данный момент члены моего штаба в бегах, и пока штаб не соберется, я ничего делать не буду”.  “Конечно, я не могу сказать, что Левон Тер-Петросян несет уголовную ответственность за 10 жертв, но, на мой взгляд, он несет политическую ответственность, поскольку если я предвидел, что прольется кровь, то он точно должен был видеть это. Следовательно, либо он должен был прийти, либо должен был отправить людей по домам. Знаю, какая волна поднимется после написанного мною, но я готов ей противостоять”, — резюмировал в своем комментарии Степан Сафарян.
Волна, как и следовало ожидать, поднялась немалая. Конгрессовцы сначала пытались поставить под сомнение факт того, что Сафарян вообще был в Армении 1 марта, потом отрицали сказанное Тер-Петросяном, наконец, нашли более весомый аргумент, выдвинув встречное обвинение — мол, “Наследие” находится в сговоре с властью, потому как продвигает их версию. Хотя любому здравомыслящему человеку понятно, что тезис о политической ответственности Тер-Петросяна возник в первые же часы трагедии, и сколько бы ни пытался конгресс снять его с повестки, он будет оставаться на поверхности до тех пор, пока лидер АНК не признает своей доли ответственности.
После шквала взаимных обвинений оставалось только сделать вывод о том, что “Наследие” с конгрессом разошлись как в море корабли окончательно и бесповоротно. Кроме того, на призыв “Наследия” о необходимости единства в рядах оппозиции Левон Зурабян заявил, что оппозиция Армении в лице конгресса уже давно едина, а “полной гармонии и универсальной любви никто гарантировать не может, даже Иисус Христос”. Отбросив порядком раздражающие упоминания имени Господа всуе, можно сделать вывод — обойдемся без вас. Если, конечно, не считать неожиданного совета от Давида Шахназаряна — мол, не стоит сжигать мостов сотрудничества с конгрессом. Совет был адресован “Наследию”, АРФ Дашнакцутюн и прочим несогласным с АНК силам, существование которых конгрессу хочешь не хочешь, но приходится признавать…
Вчера на мероприятии, организованном Фондом “Сивилитас”, рекомендацию Шахназаряна прокомментировал член бюро АРФД Ваан Ованесян. “Этот совет должен был родиться в головах конгрессовцев еще тогда, когда они беспощадно издевались над Раффи Ованнисяном и обливали его грязью. А еще надо было думать об этом, когда Давид Шахназарян был шефом КГБ, а я сидел в подвале”, — заметил Ованесян, добавив, что они не смогут сотрудничать с конгрессом в вопросе “кто будет папой нации”.