Опасная игра апшеронских политиков

Архив 201201/03/2012

В Баку встревожены “иранской угрозой” и ждут помощи от Турции и США

Открытая конфронтация между Баку и Тегераном уже не представляется чем-то невозможным. В Азербайджане это хорошо понимают. Не случайно здесь был проведен социологический опрос, посвященный взаимоотношениям с Ираном. Результаты свидетельствуют о нарастающей в обществе тревоге.

При этом любопытно, что на вопрос, в чем причина охлаждения двусторонних отношений с южным соседом, большинство респондентов ответило однозначно: “Тегеран считает, что при нападении на Иран Азербайджан выступит на стороне Запада”, и “Тегеран разозлен укреплением отношений Баку с еврейским государством”. И лишь каждый 10-й полагает, что причиной могут быть проблемы, связанные “с возможной активизацией иранских азербайджанцев”. При этом около 90% опрошенных уверены, что если США или Израиль нанесут удар по иранским ядерным объектам, Азербайджан неизбежно пострадает — подвергнутся ответному иранскому удару нефтяные и газовые месторождения на Каспии, произойдут “провокации на территории Азербайджана”, будет закрыта граница. Мало кто считает, что Тегеран никак не станет реагировать. Все это явно пугает граждан Азербайджана, и они ожидают “посредничества” иных государств, которые могли бы помочь сгладить существующие противоречия, а значит — и снизить угрозу вероятных обострений. Симптоматично, что едва ли не все респонденты — 87% — связывают в этом отношении свои надежды с Турцией. И лишь каждый десятый склонен надеяться на Россию. Ну а если войны все-таки избежать не удастся? На кого тогда рассчитывать азербайджанской стороне? Тут разброс мнений пошире, но также укладывается в общее русло распространенных на Апшероне убеждений и предпочтений. “США нам помогут”, — полагают почти 40% опрошенных. Более трети возлагают в этом смысле свои надежды на НАТО. Получается, что около 80% азербайджанцев уповают на помощь Запада, и еще 19% — Турции. На помощь Израиля (с которого все и может начаться) рассчитывают менее 10%. А что касается ирано-армянских отношений, то они могут быть “расторгнуты”, если “иранские азербайджанцы активизируются” либо “сменится режим в Тегеране”. Впрочем, каждый десятый считает, что этого не случится никогда. Думается, что в данном случае как раз этот самый “каждый десятый” прав.
Прав, потому что ситуация вокруг Ирана может начать развиваться в, мягко говоря, очень нетривиальном направлении. Как известно, Евросоюз настойчиво пытается вклиниться в процесс карабахского урегулирования и в целом — в регион. И для этого готовится, как утверждают некоторые наблюдатели, предложить новые рецепты разрешения застарелого противостояния. Одним из таких предложений может стать “заморозка” конфликта — при том что взамен Азербайджану будут предложены очень соблазнительные “бонусы”. Куда более соблазнительные, нежели возвращение ряда территорий “зоны безопасности”, как то предлагается небезызвестными “Мадридскими принципами”. Как указывают российские источники, “не исключено, что внерегиональные центры силы могут намекнуть азербайджанской стороне на возможность территориальных приобретений за счет северных провинций Ирана, населенных азербайджанцами”. Отметим, что в Баку в последнее время практически не скрывают территориальных претензий к Ирану, что и стало одной из основных причин резкого охлаждения отношений с Тегераном. Но это означает, что азербайджанская сторона должна будет самым активным образом принимать участие в любых акциях и операциях, включая силовые, политические и экономические, направленные на дестабилизацию существующего иранского режима. Что, в свою очередь, неизбежно углубит существующие иранско-азербайджанские противоречия. Ситуация поэтому может сложиться таким образом, что кампания по “смене декораций” в Тегеране начнется вовсе не из Израиля или с американских баз, расположенных в Персидском заливе и государствах Аравийского полуострова, а с Апшерона. Разумеется, для Баку такой проект может оказаться весьма опасным. Однако в случае успеха выгоды могут быть колоссальными, намного превосходящими более чем эфемерные перспективы “возвращения Карабаха”. Учитывая, что подобный расклад найдет самую горячую поддержку в Анкаре, мечтающей о “глобализации тюркского мира” (и, разумеется, в НАТО), открытая азербайджанско-иранская конфронтация в перспективе не представляется чем-то абсолютно невозможным.