Ооновский ответ на карабахский вопрос Генеральная Ассамблея ООН рассмотрит проект резолюции, представленный Азербайджаном

Архив 201002/09/2010

Как мы уже сообщали, девятого сентября на пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН может быть рассмотрен предложенный Азербайджаном проект резолюции, касающийся Нагорного Карабаха. Провокационное название документа уже позволяет судить о его содержании. Проект называется “Соблюдение норм международного гуманитарного права и международных стандартов на оккупированных территориях Азербайджана”. Специфика Устава ООН позволяет официальному Баку рассчитывать на то, что вопреки отсутствию поддержки со стороны абсолютного большинства государств резолюция может быть принята. Чем это чревато для Армении?

Как ни странно, в Азербайджане особые надежды связывают с тем, что вчера Турция приняла председательство в Совете Безопасности ООН и в течение месяца будет возглавлять этот орган. Бакинских политологов это почему-то сильно воодушевило. Они в один голос кричат, что избрание Турции председателем заметно усилит шансы резолюции на успех. При этом не замечают важную деталь: резолюция будет обсуждаться в Генеральной Ассамблее, а Турция председательствует в Совете Безопасности. В Баку, похоже, не замечают разницы. Или же азербайджанские политические эксперты настолько некомпетентны, что сами не знают, где именно будет рассмотрен проект резолюции. Представляющийся дипломатом и политологом профессор Фикрет Садыхов, к примеру, в интервью заявил, что в вопросе принятия предложенной Азербайджаном резолюции “роль Турции может быть решающей”.
“Вопрос окончательного принятия резолюции зависит исключительно от Турции”, — заявил он. При этом профессор не пояснил, каким образом Анкара, имеющая на заседании Генеральной Ассамблеи один голос, может самостоятельно определять судьбу того или иного документа. Недалеко от этого абсурда ушел и известный политолог Зардушт Ализаде, который тоже спутал Совет Безопасности с Генеральной Ассамблеей. Он предложил не питать особых иллюзий относительно перспектив предложенной резолюции, так как Россия, США и Франция могут воспользоваться правом вето для того, чтоб заблокировать принятие документа. Серьезный вроде бы человек Ализаде. Но и он все смешал в одну кучу, позабыв, что в Генеральной Ассамблее никакого права вето ни у кого нет. Видать, плохо знают структуру ООН и в Анкаре. Глава турецко-азербайджанской межпарламентской группы Мустафа Кабакчи вчера заявил, что для принятия документа по Карабаху представился исторический шанс. “Обсуждение пройдет в период председательства Турции в Совете Безопасности ООН. Мы поддержим резолюцию по Карабаху и сделаем все возможное, чтобы вопрос оккупации территорий Азербайджана был доведен до мировой общественности”, — сказал он. Оказывается, турецкий депутат тоже не знает о том, где именно будет рассматриваться карабахская резолюция.
Заметим, решения Совета Безопасности действительно важны, поскольку в отличие от резолюций Генеральной Ассамблеи считаются обязательными для исполнения. Но избрание Турции председателем Совбеза не несет для нас никакой опасности. В прошлом году Турция уже возглавляла в течение месяца верховный орган ООН, и за это время ничего опасного не произошло. Полномочия председателя не наделяют его обладателя какими-либо действенными механизмами влияния на процессы. Представитель Турции в ООН Баки Ылкин просто будет председательствовать на заседаниях. Его функция сводится к действиям модератора. Единственное реальное преимущество в том, что председательствующий вправе определять очередность обсуждаемых вопросов. То есть, если бы в повестке Совета Безопасности был проект резолюции о Карабахе, Турция смогла бы перенести его рассмотрение в начало. Но в повестке Совета Безопасности такого вопроса нет. Турция будет председательствовать всего месяц. За это время Анкара вряд ли успеет предпринять что-либо судьбоносное.

Вернемся к проекту резолюции, которая будет обсуждаться на заседании Генеральной Ассамблеи. В предложенном Азербайджаном документе сохранены все те акценты, которые доминировали в резолюции, принятой Генеральной Ассамблеей в марте 2008-го. Текст проекта выдержан в лучших традициях бакинской пропаганды. Армения в нем провозглашается агрессором. Карабах расценивается как оккупированная территория. Статус государствообразующей нации НКР уравнивается со статусом “азербайджанской общины”. При этом делаются ссылки на принятые в 1993 году четыре резолюции Совета Безопасности ООН, которые якобы были нарушены Арменией. Между тем известно, что именно Азербайджан нарушил требования этих резолюций, отказавшись вовремя пойти на перемирие, следствием чего стало подавление армянской стороной новых огневых точек противника и взятие их под контроль.
К сожалению, механизмы принятия решений в ООН настолько абсурдны, что предложения, удостоившиеся поддержки 10 или 20 государств, могут быть представлены в качестве официальной позиции объединенных наций. Баку нашел слабое место Устава ООН и пользуется этим. Решения в Генеральной Ассамблее принимаются большинством голосов по сравнению с числом стран, голосовавших против. Те есть если из 191 страны — члена ООН 10 проголосуют “за”, девять выступят против, а 172 воздержатся или откажутся участвовать в голосовании, решение будет считаться принятым. Примерно так было два года назад, когда 159 стран из 191-й отказали Азербайджану в поддержке. 14 марта 2008 года на 62-й сессии Генеральной Ассамблеи за принятие антиармянской резолюции проголосовало лишь 39 стран. Документ сочли принятым. Стоит обратить внимание на то, каково влияние в мире стран, оказавших Азербайджану поддержку. Среди государств, проголосовавших за принятие резолюции, нет ни одного постоянного члена Совета Безопасности, ни одного члена “Большой восьмерки”, ни одного члена Европейского союза. Неожиданным для Азербайджана был отказ в поддержке со стороны многих партнеров по Организации Исламской конференции. (Из 39 стран, голосовавших “за”, 32 — мусульманские страны.) А самым неприятным для официального Баку стало то, что против голосовали все три сопредседателя Минской группы, а также Индия, которая, по-видимому, скоро пополнит число постоянных членов Совета Безопасности. В Баку иронизируют на предмет того, что среди союзников Армении в ходе голосования было никому не известное государство Вануату, которое трудно отыскать на карте. Но разве многие знают, где на карте находятся Комарос, Джибути и Сьерра-Леоне, партнерством с которыми гордятся азербайджанские дипломаты?
Трудно исключить ситуацию, при которой 9 сентября Азербайджану вновь удастся добиться успеха благодаря таким странам, как Комарос, Джибути и Сьерра-Леоне. Как минимум 30 голосов официальный Баку себе уже обеспечил. Азербайджан заручился поддержкой Организации Исламской конференции и рассчитывает на то, что большинство ее членов будут голосовать “за”. Это серьезный ресурс, которому трудно что-либо противопоставить. Если мусульманские страны поддерживают друг друга только из исламской солидарности, абсолютно не вдаваясь в детали обсуждаемого вопроса, то христианские государства куда более разборчивы и в каждом конкретном вопросе ищут для себя политическую выгоду. В сложившейся ситуации нам остается уповать лишь на принципиальную позицию стран, умеющих делать в ООН погоду.
Соединенные Штаты, Россия, Франция, Китай абсолютно не заинтересованы в том, чтобы переговорный процесс, направленный на мирное урегулирование карабахского вопроса, вышел из формата ОБСЕ. В позапрошлом году представитель США в ООН Александр Вулф, выступая на заседании Генеральной Ассамблеи от имени всех трех стран — сопредседателей Минской группы, заявил, что представленный Азербайджаном документ “не отражает всех подходов к урегулированию конфликта, предложенных посредниками”. “В предложенной резолюции выборочно отражена лишь часть из этих принципов. Другая часть исключена. В связи с таким селективным подходом наши три государства вынуждены выступить против этого одностороннего документа”, — подчеркнул Вулф. С еще более жестким заявлением выступило внешнеполитическое ведомство России. Москва расценила инициативу официального Баку как “односторонний, несвоевременный и контрпродуктивный шаг”. В заявлении российского МИДа отмечалось, что “в резолюцию включены только те базовые принципы урегулирования, которые отвечают интересам исключительно Азербайджана”. То же самое можно сказать и о новой резолюции, которая будет обсуждаться в Генассамблее 9 числа. Следовательно, от сопредседателей стоит ждать столь же принципиального поведения. Если посредники действительно не заинтересованы в провале процесса карабахского урегулирования, они должны сказать свое веское слово и добиться того, чтобы провокационная резолюция не была вынесена на голосование.