“Он хотел выдвинуть свою кандидатуру на пост президента Армении”

Архив 201305/10/2013


Секс-символ времен перестройки
рассказала о “внезапно исчезнувшем” Серже Джилавяне

 

В конце 80-х Инна Ярофеева стала одним из секс-символов перестроечного СССР и старалась во всем подражать Мадонне… После выхода первого альбома “Поцелуй меня” новые русские наперебой приглашали ее на свои закрытые сходки-банкеты. Ей покровительствовали самые знаменитые артисты и короли преступного мира. Но затем в одночасье она исчезла. Заболев неизлечимым недугом, растеряв могущественных покровителей, певица сбежала в сибирское захолустье и стала отшельницей. В беседе с корр. “Экспресс-газеты” Инна рассказала о своих любовниках и покровителях, среди которых, по ее словам, были Кобзон, Газманов, а также некогда видный москвич, наш соотечественник Серж Джилавян, с чьим именем связана неувядающая идея объединения армянства под “крышей” одной организации, а также темная история, в результате которой процветающий бизнесмен и меценат был разорен и упрятан за решетку. Ходили слухи, что роковую судьбу в его жизни сыграло противостояние с тогдашними властями Армении…

Публикуем фрагмент воспоминаний бывшей поп-дивы о Джилавяне, с которым она познакомилась на презентации своего альбома.

 

“Серж начинал в Узбекистане с подпольного цеха по шитью одежды, за что получил срок, — рассказывает Инна. — Рухнул СССР, и Серж начал бизнес в России. Его концерн “ГОАР” занимался спекуляциями, отмывкой воровских денег и силовым выбиванием долгов (полагаться на информированность секс-символа навряд ли стоит. — Ред.). А потом у него родился план: сплотить армян всех стран.

В 1994 году он возглавил фонд “Всемирная Армянская Ассамблея” и хотел выдвинуть свою кандидатуру на пост президента Армении от оппозиции. Джилавян хотел даже в Подмосковье создать армянскую автономию, но русские воры в законе дали ему по рукам. Я тогда была совсем молоденькой, ничего в политике не понимала. Покорив сердце Сержа, я стала частой гостьей в роскошном мидовском особняке на пересечении Мичуринского и улицы Косыгина, в котором раньше жила министр культуры Фурцева, а теперь обитал могущественный армянин.

Стою как-то, ловлю машину. Подъезжает на скорости “мерс”. Мужик хватает меня и кидает на заднее сиденье: “Поедешь, шалава, с нами развлекаться!” Я говорю: “Делайте что угодно, но вряд ли это понравится Сержу Джилавяну. Может, на Мичуринский прокатимся?” Извиняясь дрожащими голосами, эти “быки” целовали мне руки!

Однажды Серж решил сам организовать телевизионный “Голубой огонек”. Составил список артистов, заплатил им и на два дня выкупил Театр эстрады. Но во время репетиции ведущая Лариса Вербицкая почему-то отказалась меня объявлять. Видимо, имидж мой показался непристойным. К ней подошли охранники и объяснили: “Курица общипанная, делай, что сказали!” Зато в гримерке меня ждал царский подарок. Костюм от Версаче из парчи, от блеска которого глаза свело. Серж сказал, что я именно в этом наряде должна выйти на сцену.

На паспорте от костюма увидела сумму — 65 тысяч долларов! Правда, размер оказался великоват, и я заупрямилась. Но Серж настоял: “На первую песню выйди в нем, а на вторую — в чем хочешь”. Серж, видать, хоть как-то хотел прикрыть мою пятую точку…

Однажды Серж спросил: “Сколько тебе платят за выступление?” Услыхав смешную цифру в 1500 долларов, подвел к шкафу со словами: “Ваш шоу-бизнес таких денег и не нюхал”. Шкаф доверху был завален пачками долларов. Как в кино. Серж стал набивать мои карманы купюрами. Домой я приехала сильно выпившая. Наутро очень удивилась, обнаружив более 50 тысяч баксов…

Чтобы получить неприкосновенность, Джилавян решил стать чиновником ЮНЕСКО. И организовал вип-фуршет, куда пригласил католикоса Армении Вазгена I и патриарха Алексия. Перед встречей Серж попросил, чтобы я соответственно оделась для приема. Пришел туда и Кобзон. Увидев меня на этом мероприятии в роскошном вечернем платье, сильно удивился…”

Настал момент, когда Серж исчез из жизни Инны. И вскоре она услышала по радио, что апартаменты Джилавяна взорвали. Сам бизнесмен не пострадал…

“Затем прогремел взрыв в квартире одной из его любовниц, которая, к счастью, тоже осталась жива, — продолжает Инна. — А потом ко мне ночью вдруг нагрянули три мента. До сих пор вспоминаю с содроганием. В квартире пропал свет, я открыла дверь. Меня положили на пол, заломили руки, долго били. Тело — сплошная гематома! Спрашивали одно: “Где деньги Сержа? Где находятся его счета?” Садисты в погонах, наверное, думали, что Джилавян свои миллионы на меня записал. Перед тем как потерять сознание, слышала, как один другому говорил: “Вася, выноси все. Эти бандиты со своими проститутками зажрались”. Забрали золото и бриллианты, любимые серьги с 15-каратными рубинами, больше 100 тысяч долларов. Когда пришла в себя, позвонила друзьям. Они помогли, дали денег… Серж вроде бы потом опять сидел, затем переехал в Англию…”

 

На снимках: Серж Джилавян с патриархом Алексием; Инна Ярофеева, год 2013.