Олланд и его команда

Архив 201212/05/2012

На ключевые посты в новой администрации Франции претендуют политики, выступающие против криминализации отрицания геноцида
Франция, обретшая нового главу, с нетерпением ждет оглашения состава правительства. Ждут этого и в других странах. Политический курс новоизбранного президента во многом будет зависеть от персонального состава команды. Предпочтения президента при выборе ключевых министров вполне могут отразиться и на мировой экономике, и на системе европейской безопасности, и на проблемах международной геополитики. Как и во всех других столицах, в Ереване также ждут вестей из Парижа, чтобы знать, с кем придется работать.

 

Для Еревана новый президент Франции — партнер незнакомый. В нашем МИДе его знают плохо, хотя Франсуа Олланд однажды бывал в Армении. Это было в апреле 2005-го. Олланд приехал для участия в мероприятиях, посвященных 90-летию геноцида. Но так как никаких государственных постов он тогда не занимал, ереванские встречи будущего президента носили исключительно частный характер. Если даже сам президент кажется пока “серой лошадкой”, то что говорить о его команде? Всем известно, что короля делает свита. Персональный состав этой свиты станет известен уже в начале следующей недели. “Имя нового премьер-министра узнаете во вторник”, — заявил журналистам Франсуа Олланд. В тот же день в Елисейском дворце состоится официальная церемония передачи власти. Согласно традиции, первый же указ будет о формировании правительства. Президент, по-видимому, не лукавит, когда говорит, что он сам пока не решил, кому доверит портфели. Впрочем, информация, утекающая из штаб-квартиры Социалистической партии, все же позволяет догадываться о круге претендентов на наиболее важные посты.
В Совете министров как минимум четыре ключевых портфеля, будущих обладателей которых хотят знать все. После премьер-министра самыми важными в команде людьми принято считать главу внешнеполитического ведомства, а также министров экономики, внутренних дел и юстиции. Попробуем и мы проанализировать шансы претендентов на эти посты с точки зрения наших интересов. Во французских средствах массовой информации упоминается три потенциальных кандидата на роль главы правительства. Это генеральный секретарь Социалистической партии, бывший министр труда Мартин Обри, глава фракции социалистов в Национальном собрании Жан-Марк Эйро и руководитель отдела коммуникаций избирательного штаба Олланда Мануэль Валлс. Причем фаворитами считаются первые двое. Рассматривая претендентов сквозь призму армянских интересов, трудно не заметить разницу.
Мартин Обри на посту формального лидера партии сделала в свое время немало для принятия парламентом закона о криминализации отрицания геноцида. 31 марта прошлого года она направила руководству своей парламентской фракции письменное распоряжение, в котором говорилось: “В условиях блокирования законопроекта большинством Сената я подтверждаю, что хочу, чтобы парламентская ниша была поставлена в распоряжение социалистов, подписавшихся под предложением о повторном рассмотрении проекта закона, устанавливающего наказание за отрицание факта геноцида армян”. (“Закона Буайе” тогда еще не было, и на повестке был предшествующий документ, однажды отвергнутый парламентом не без усилий исполнительной власти.) Впоследствии Обри не раз доказывала свою последовательность в Армянском вопросе. Между тем ее потенциальный соперник в борьбе за премьерское кресло в ходе эпопеи вокруг закона о криминализации негационизма ничем особым себя не проявил. Как глава парламентской фракции он лишь принял к сведению распоряжение начальства и помог мобилизовать голоса социалистов для принятия закона. Но это не было его личной инициативой. Что же касается шансов, то Жан-Марк Эйро имеет одно большое преимущество — он является давним другом новоизбранного президента и пользуется его неограниченным доверием. Обри таким доверием похвастаться не может. Скорей наоборот. Ведь еще совсем недавно Обри и Олланд были соперниками в борьбе за право представлять на президентских выборах социалистов.

В первую очередь нас интересует, кто возглавит внешнеполитическое ведомство. Выбор министра скажется и на политике Парижа в вопросе геноцида, и на курсе Франции в качестве сопредседателя Минской группы. Парижская пресса называет лишь двоих политиков, способных сегодня справиться с обязанностями главы МИД. Это бывший премьер-министр Лоран Фабиус и фактический лидер избирательного штаба Франсуа Олланда Пьер Московичи, занимающий в партии пост секретаря по иностранным делам. Примечательно, что оба они имеют еврейское происхождение. Господин Московичи не может похвастаться блестящей дипломатической карьерой. Но, несмотря на это, именно его политологи считают фаворитом. Посему и мы сосредоточим свое внимание на его персоне. Этот 55-летний политик, родившийся в семье выходцев из Румынии, в свое время придерживался ультралевых взглядов и в молодости состоял в Революционной коммунистической лиге. С социалистами связал жизнь и карьеру в 1984-м. За это время не раз избирался депутатом Европарламента. С 2004 года является его вице-спикером. В 1997-2002 годы был министром по европейским делам в правительстве Лионеля Жоспена.
Взгляды Пьера Московичи в Армянском вопросе легко отследить по его публичным выступлениям. В своем недавнем интервью турецкой газете “Hurriyet” он заявил: “Не понимаю, почему турки сами не обсуждают вопрос геноцида армян. Вопрос признания геноцида должен решиться до вступления Турции в ЕС. Я всегда был сторонником этой позиции”. Высказываясь за возобновление диалога с Анкарой относительно членства в Евросоюзе, он в то же время отмечает, что турки должны выполнить все предъявленные им требования. На состоявшейся весной позапрошлого года конференции Московичи, излагая список предварительных условий, отметил: “Переговоры с Турцией о вхождении в ЕС не начнутся до тех пор, пока Анкара не внесет требуемые от нее изменения во внешней и внутренней политике, не уменьшит роль военных в стране, не обеспечит гарантии секулярности и не решит вопрос геноцида армян”. Сказано предельно отчетливо. Однако заметим, что на посту вице-спикера Европарламента господин Московичи ни разу не предпринял никаких шагов, которые могли бы вызвать симпатии его избирателей армянского происхождения. В любом случае очевидно, что на словах подходы в Армянском вопросе президента и кандидата на пост главы внешнеполитического ведомства совпадают. Это весьма важно, если иметь в виду неприятные последствия конфронтации между президентом Николя Саркози и министром иностранных дел Аленом Жюпе, которые придерживались разных точек зрения в вопросе криминализации отрицания геноцида. Как известно, Жюпе не только не поддерживал в данном вопросе своего президента, но даже почти открыто ему апеллировал.
Ключевой является и должность минист
ра юстиции. Наш интерес к персонам, претендующим на этот пост, обусловлен прежде всего тем обстоятельством, что именно это ведомство должно инициировать разработку обещанного Олладном нового законопроекта о криминализации негационизма. Президент Саркози месяц назад отдал министру юстиции Мишелю Мерсье распоряжение о формировании специальной комиссии, которая уполномочена привести отвергнутый Конституционным советом текст в соответствие с требованиями Основного закона. Продолжит ли новый министр работу в этом направлении? Наши опасения связаны с тем, что в числе потенциальных кандидатов на пост министра юстиции упоминаются самые активные противники закона о криминализации отрицания геноцида. Социалист Роберт Бадинтер, возглавлявший ведомство в годы правления Франсуа Миттерана, выступает категорически против введения уголовной ответственности за отрицание преступлений перед человечеством. Более того, он лично подготовил правовое обоснование недопустимости принятия “Закона Буайе”. Господин Батиндер, несмотря на преклонный возраст, не прочь вернуться на прежнюю должность. Но неужели новоизбранный президент позволит, чтобы в его команде на ключевых постах работали люди, публично критикующие инициативы его партии? “Отрицание факта геноцида армян — жестокий удар по республиканским ценностям”, — утверждает Франсуа Олланд. Политикам, не разделяющим его взгляды, не должно быть места в администрации.