Оливковая ветвь Эллады

Архив 201201/05/2012


Армяне и греки — народы, хорошо понимающие друг друга, поскольку имеют некоторые общие национальные черты и опять же некоторые общие особенности национальной истории. Думается, поэтому в их взаимоотношениях никогда не было трений. В Византии, наследнице Древней Греции, армяне были вторым по численности народом, игравшим весьма значительную роль в империи.

В новое время Греция дала пристанище тысячам армянам, спасшимся после катастрофы 1915 года, а также резни в Смирне в 1922 году. Сегодня в благословенной Греции проживают 50 тысяч армян — эмигрантов разных лет. Они законопослушные и активные жители страны. Среди них и ереванка Саломэ ЕРЗНКЯН, которая уже более двух десятилетий живет в Афинах. По профессии она журналист, работала в Арменпресс, в журнале “Гарун”. В Греции занимается переводами с греческого на русский. Однажды в “НВ” публиковались ее заметки о стране проживания, сегодня предлагаем новые, любезно предоставленные автором.

Существует теория, согласно которой название страны ЭЛЛАДА произошло от слова “элья” т.е. олива, маслина (и плод, и дерево), то бишь Оливковая страна. Не как “банановая” в переносном смысле, а в самом натуральном.
Есть у греков портокалада, лемонада (апельсиновый или лимонный сок), фасолада (фасолевый суп), о котором стоит поговорить особо. Однако оливки — это самая большая ценность Греции. Это как у нас Сіу бх еіЭЗс, так и здесь оливки были единственной едой в годы войны. Ну и конечно пресловутая фасолада. Это разваренная обычно мелкая белая фасоль с добавлением лука, петрушки, морковки, томата на масле, разумеется на оливковом, других видов жира греки не признают.
Нельзя не остановиться на маслинах подробнее, на этом серебристо-зеленовато-малиново-черном плоде средиземноморья, сыгравшем центральную роль в развитых в этом регионе культурах, и в первую очередь в греческой.
Символ мира и награда победителям Олимпийских игр, божественный дар Афины при основании города Афин, наличествующий при всех этапах развития средиземноморских народов и культур, влияющий на протяжении всех веков на традиции, на искусства и даже на религиозные культы всех связанных с ним народов.
Все это благодаря прежде всего подходящему климату Средиземноморья, благоприятствующему выращиванию маслин.
Окаменевшие листья тысячелетних маслин обнаружены в разных районах Средиземноморья и, естественно, в Греции также, где помимо окаменевших листьев олив обнаружены и следы оливкового масла в сосудах микенской эпохи.
Помимо Греции, Италии и Испании маслины издавна выращивались и в Южной Франции, в Малой Азии, в Ливане, Сирии, Палестине, на Кипре, в Марокко и Тунисе. В последние годы в производители активно включается и Калифорния, производя как хорошие вина, так и хорошее оливковое масло, как и Аргентина, Южная Африка и Австралия, но по качеству все они уступают греческому.
Греция занимает третье место в мире по производству оливкового масла и четвертое по производству маслин, покрывая 16% мирового рынка. Среднее потребление оливкового масла в Греции — это 20 литров в год на человека, на Крите достигает 25! Само собой разумеется, что ни кукурузное, ни подсолнечное, ни какое-либо другое масло никого здесь не интересует.
Каждый район Греции производит масло со специфическим вкусом, запахом и цветом, характеристики, зависящие от сорта маслин, от почвы, от высоты над уровнем моря и климатических условий региона.
Так, в Европейском Союзе утверждены 11 географических районов производства оливкового масла: Закинтос, Тасос, Кефалония, Лакония, Лесбос, Олимпия, Превеза, Родос, Самос, Ханья, Агиос Маттеос на Корфу.
Главный признак качества масла — это уровень кислоты. Чем меньше, тем лучше, т.к. дольше сохраняет свои качества, несмотря на воздействие солнечного света, влажности или разгерметизации упаковки.
Качество масла зависит также и от метода культивации, сбора урожая и выжимки. В начале октября, когда плоды еще зеленые, их собирают (только вручную) и просто выжимают без использования химикатов или тепла. Поэтому т.н. агурелио (т.е. незрелое) масло обладает самым низким показателем кислоты и богатым фруктовым ароматом. Это самый натуральный оливковый сок. Есть, конечно, много сортов: рафинированное, нерафинированное, девственное, биологическое, холодной выжимки, теплой выжимки… Но самое-самое это, конечно, т.н. агурелио… Оливковое масло способствует понижению “плохого” холестерина и поддержанию “хорошего” холестерина в крови, помогая в предупреждении закупорки сосудов и кардиологических заболеваний. Помимо этого, оливковое масло богато витаминами А и Е и антиоксидантами. Короче говоря, оливковое масло обладает настолько уникальными вкусовыми, ароматическими, питательными и биологическими свойствами, что делает его исключительным и незаменимым продуктом.
Конечно, в качестве такового требует и соответствующего качества сковороды: глубокой, тяжелой и непригораемой. Согревать масло надо постепенно, а не сразу. Если приходится использовать масло от жарки вторично, надо его профильтровать через бумажный фильтр.
Что касается самих плодов, они также проходят соответствующую обработку, прежде чем попасть на стол потребителю.
Много разновидностей маслин, в зависимости от “происхождения”: северный, или южный остров, какая именно часть материка, способ засолки или маринования, в результате чего плоды остаются в соку, или вяленые в крупной соли под прессом и напоминающие сушеный чернослив.
Маслины — это и обед (и завтрак, и ужин), это и жир, это и лекарство, это и косметическое средство, это главнейший доход страны после туризма, т.е. после моря.
Или, вернее, морей. И тут есть выбор. Одни предпочитают Эгейское, другим больше нравится Ионийское или Средиземное или еще какое. Одно, видишь ли, мягче, другое не такое соленое, что называется, с жиру бесятся. Было бы у нас хоть самое горькое-прегорькое, но море. Есть море — с голоду не умрешь. Еда сама лезет в руки. Бери не хочу. А тут, видишь ли, презирают речную рыбу. Это второсортный продукт, неполноценный. И потому форель, семга относительно дешевы. Не знаю, понравилась бы грекам стерлядь, меня поразили аквариумы в супермаркетах и уличных лавках с форелью и стерлядью вместе и по одной цене…
…Греки считают долгом перед своим здоровьем хотя бы 10 раз в году выкупаться в море, т.е., как говорят, греки “сделать столько-то бань”. Некоторые делают и по сто бань. Влезают в море и стоят без движения по часу-полтора. Каждые 10-15 минут спрашивают время, чтобы высидеть нужный срок. Стайки пожилых женщин, собравшись в воде в кружочек, часами обсуждают секреты кухонного мастерства, рецепты всевозможных яств, а старички, ясное дело, по грудь в воде с головой в политику, в кризис. С футбольным фанатизмом кроют американцев, евреев, немцев и всяких европейцев за строгость мер, граничащих с наказанием. Кроют и албанцев, и пакистанцев, и прочих других эмигрантов, заполонивших их Элладу и работающих даже за гроши. Не минуют своей доли и партийные лидеры как нынешнего правительства, так и предыдущего… Все это очень сочно, смачно, с юмором, с поглядыванием на часы и на проплывающих мимо молодых женщин, авось клюнет.
Море лечит. Я не о том, что состав морской воды полезен для здоровья. Один вид моря успокаивает нервы, а если вспомнить старую истину, что “все болезни от нервов…”, вывод напрашивается сам собой. Отсюда и беззаботность приморских народов. И некая безалаберность…
Хотя… есть и другие приморские народы — скандинавы, японцы, которых безалаберными или беззаботными уж никак не назовешь. Тем не менее, несмотря на свою безалаберность, греки выработали некоторые правила общежития, довольно эффективные в быту и достойные заимствования( не скандинавами или японцами, а, например, армянами). Во-первых, некоторые особенности в работе городского транспорта и в уборке мусора.
Это первые два примера, что пришли в голову. В автобусах, троллейбусах на щитке перед водителем расположены две или три лампочки (в зависимости от количества дверей). В самом салоне повсюду есть кнопки, которые нажимаешь по мере приближения к своей остановке. Водитель, если нужно, тормозит на остановке и открывает ту или иную дверцу по “запросу” или изнутри, т.е. пассажиров, или извне, т.е. людей, поджидающих на остановке, которые в свою очередь поднимают руку только в том случае, если подъезжающий транспорт “носит” нужный им номер маршрута. Очень может быть, что автобус (или троллейбус) проедет мимо остановки, не останавливаясь.Значит никто не остановил. Очень даже удобно. Без лишних выхлопных газов, без сутолоки…
С мусором совсем хорошо (если, конечно, мусорщики не бастуют). Никаких тебе мусоропроводов, никаких вонючих пролетов, люков, подвалов, где скапливается и загнивает днями мусор всего жилого дома в пять, а то и все десять или шестнадцать этажей, где из-за смрада окна нижних этажей никогда не открываются. Для ереванца знакомая картина: подъезжает обыкновенный грузовик, и люди с лопатами выгребают этот ужас из подвала и кидают в открытый кузов. Уезжают, оставляя за собой шлейф из объедков, свертков и всякой всячины, свисающей и валящейся из кузова… Хотелось бы знать, кому принадлежит идея мусоропровода. Тот, кто это придумал, явно рассчитывал на стерильный контейнер, установленный в герметически закрытом подвале, который по мере заполнения (или в определенный часы) заменяется новым, опять же стерильным и наглухо закрытым. Как же наши армянские архитекторы вписывали в многоэтажки систему мусоропровода? Знали же, что контейнеров-то нет. Что нет этого места (цеха или завода), где их должны опорожнять, промывать, стерилизовать и отправлять на замену… Что, они с Луны свалились, что ли? А как утверждали эти проекты? А как принимали эти здания? В комиссиях тоже были “лунатики”. Как иначе объяснить обилие ереванских многоэтажек с мусоропроводами?
Здесь в Греции каждый свой сверток с мусором выбрасывает в ближайшую от его дома урну. Обычно ночью проезжает специальная машина и с помощью двух мусорщиков, стоящих как на козлах позади кузова, запрокидывает урну в открытую сзади пасть-мусоромолку, опорожняет и опускает на асфальт. Мусорщики быстро откатывают урну на свое место, вскакивают на свои “козлы”, и машина продолжает свой маршрут к следующей урне. Чисто и быстро. Единственное неудобство — это оказаться в хвосте у мусоромолки в центре города, где улицы узки, как в Авлабаре. Тут уж не проехать, не объехать и не развернуться. У нас в Ереване улицы широкие, не было бы никаких проблем. Нам бы таких урн и машин. Кто бы занялся этим благородным делом гигиены города?
Год 2011 в Греции, как и почти везде, выдался трудный. Кризис кризисом, но так как жили здесь, не протянули бы долго. На воровстве не разбогатеешь, а если удается-таки сколотить капитал, это значит только одно, а именно, что экономическая политика государства трещит по швам. Что рано или поздно все развалится и придется расплачиваться. Урезают зарплату, пенсию, пособия. Поднялись цены на все товары, услуги… Люди жалуются, говорят кто крал, пусть тот и платит. Кто-то из правительства сказал “вместе ели”… Звучит цинично, но в какой-то мере так и есть. Когда видишь, что воруют и молчишь, когда можешь безнаказанно дать или получить взятку, когда можешь скрыть свои истинные доходы, чтобы не платить налоги, когда всеми правдами и неправдами умудряешься урвать побольше… Что это, не воровство?
У нас, помню, самой позорной считалась профессия продавца, потому что подразумевалось, что это однозначно воровство. На обвешивании была основана мизерная ставка продавца. Подразумевалось, что все равно обвесит… Рабочих на проходных проверяли, подразумевалось, что так или иначе что-нибудь унесут… Даже слово придумали: несуны. Поэтому не выдержали все высотки в Ленинакане.
Японским архитекторам, приехавшим тогда в Армению, все стало ясно без слов, когда на фотографиях развалин они увидели “голую” арматуру. Выстояли только те дома, которые строились хозяевами. У себя не украдешь. Для себя построишь добротно.
Разве не продавали стройматериалы прямо со стройплощадки? Что нужно? Мешок цемента? Десять мешков? Пожалуйста. Все что хочешь, и цемент, и камень, и провода, и арматуру… А ванну не хочешь? Или плиту? Потому и сдавали дома “без окон, без дверей”… Дом с “фальшпроводкой” я видела своими глазами. Это когда с потолка (хорошо если в центре) свешивается кусок провода с патроном. Сколько лампочек не ввинчивай, свет не загорится, т.к. проводки как таковой нет, только этот кусок и торчит. Помню, тогда я написала фельетон в “Арвесте”, т.к. в этой квартире все было шиворот-навыворот (паркет на полкомнаты, окна косые, дверь туалета не закрывалась, потому что упиралась в унитаз… и т.д. и т.п.) И не только квартира. На первом этаже здания не было… лестниц. На пролете лежали доски, по которым, вероятно, строители таскали стройматериалы, пока строили, а потом ушли, а доски остались. Вот по этим доскам и прошлась приемная комиссия, наверное… Если, конечно, дом принимали по правилам. Хотя, по каким правилам… разве по правилам строили?
По правилам жили?
Саломэ ЕРЗНКЯН