Очередные “качели” людей покалечили

Архив 201011/05/2010

Праздник 9 Мая ознаменовался печальным событием: в одноименном парке — парке Победы — произошло ЧП. Сорвалась карусель, и сразу четыре человека получили травмы разной степени тяжести. Доставленные в детскую больницу N 3 14-летняя Сирарпи Мавоян и 13-летняя Сусанна Галстян после оказания первой медпомощи были выписаны в тот же день.

А вот 35-летняя Марине и 13-летний Менуа Варданяны оказались в реанимационном отделении Медцентра им.Микаеляна. Их состояние на момент поступления врачи оценивали как тяжелое и средне-тяжелое. К счастью, вчера завотделением реанимации Рафаэл Григорян порадовал: состояние обоих пациентов расценивается уже как средней тяжести. Но выписывать ни женщину, ни подростка врачи не спешат.

Еще бы, после падения с карусели у Марине повреждены мягкие ткани шейного отдела позвоночника. У Менуа же аналогичная травма — ушиб мягких тканей, но поясничного отдела. Еще дня три, по словам Григоряна, оба пациента должны оставаться на больничных койках, и лишь в случае если не обнаружится патологий, их выпишут домой. По словам специалиста, оба отделались малой кровью, видимо, родились в рубашке — во всяком случае оперативных вмешательств избежать удалось. Так что врачи ограничиваются консервативным лечением. Помнится, лет шесть назад точно так же “повезло” другим жертвам аттракциона, правда, дислоцированного в Лунапарке, что напротив кинотеатра “Айрарат”. В 2004-м году мальчик и девочка выпали из одного из наиболее популярных аттракционов — “Летающая скамья”. Мальчик отделался испугом, а девочку пришлось прооперировать в Чарбахской детской больнице. У нее была легкая травма головы. Вдобавок у ребенка оказалась сломана переносица, и пришлось провести пластическую операцию. Страшно представить, чем бы закончилось развлечение, произойди падение не с полутора метров, а с самой высокой — четырехметровой — отметки, на которую способна подняться “скамья”. Шесть лет назад корр. “НВ” встретился с руководством Лунапарка, которое признало собственную вину — посадочник неверно закрепил поручень, не до упора. Сотрудника, понятно, уволили, на чем все и заглохло. Но что если, не дай бог, все завершилось бы гибелью “пассажира” аттракциона?
Думается, и на сей раз все устроится аналогичным образом. Хотя еще вопрос — признают ли свою вину руководители аттракционов в парке Победы. Да и удастся ли ее доказать экспертам? Уже в день ЧП директор Торос Умрикян в беседе с корр. Panorama заявил, что техническое состояние карусели было в удовлетворительном состоянии, но сломалась ее железная часть. На месте ЧП в тот же день работали сотрудники МЧС. А вчера туда отправилась и группа Национального центра техбезопасности, которая тоже пытается выяснить картину происшедшего. Но даже без экспертного заключения при рассмотрении всевозможных качелей невооруженным глазом понятно — “парковские” карусели свое “отлетали”.
Автор этих строк годом ранее имел “удовольствие” посетить одно из развлечений, чем-то напоминающее американские горки. Каково же было удивление, когда при посадке не удалось обнаружить не то что поручней, но хотя бы легкой металлической цепочки, предотвращающей потенциальное падение. Причем карусель гнала с бешеной скоростью, и на поворотах “пассажиров” так закидывало в стороны, что оставалось только уповать на бога. Странно, как до сих пор в этой скоростной “гусенице” не случалось чего-то подобного воскресному прецеденту. Видно, молитвы сидящих были убедительны. Но долго ли еще уповать на всевышнего?
То, что столичные, а там более периферийные аттракционы снабжены, мягко говоря, старым оборудованием, понятно как дважды два. Старожилы города и посетители вышеозначенного парка не припоминают, чтобы с 90-го “победоносные” аттракционы претерпевали хотя бы частичную замену на совершенно новые. Что понятно — сошедшие с заводского конвейера стоят бешеных денег, не по карману. Но в таком случае следует проводить регулярный осмотр и профилактику бывших в употреблении. Производилось ли нечто подобное? Ответ на этот вопрос как у руководства этого, так и многих других парков однозначно будет положительный. И не исключено, что лукавит далеко не каждый из них. Но случай — штука коварная. Оттого в далекие советские годы на сей счет была предусмотрена некая более капитальная контрольная система.
Ранее при “Арматтракционе” существовала специальная инспекция по контролю за безопасной эксплуатацией аттракционной техники. Но не стало “Арматтракциона” — не стало и инспекции. Весной 2004-го, еще до ЧП, замдиректора Лунапарка что напротив “Айрарата”, Сурен Гюламбарян лично отправился в Гостехнадзор с просьбой о создании некой аналогичной альтернативы. Но ушел не солоно хлебавши — оказалось, что проверка аттракционов не входит в обязанности Гостехнадзора. Создание же и финансирование как “аттракционной”, так и любой другой инспекции, объяснили Гюламбаряну, решается на правительственном уровне. Позже, в 2006-м, функции контроля правительство действительно возложило на Национальный центр техбезопасности при МЧС РА. Но, как выяснилось, с некоторыми издержками.
Каждый владелец аттракционов ныне обязан зарегистрировать “объект” в Наццентре техбезопасности. После чего периодически заключать договора на экспертизу. Но не на регулярную, как это было при существовании Гостехнадзора, а ежегодную. К тому же экспертиза — процедура платная, за каждого “гуся-лебедя” в зависимости от сложности конструкции следует выкладывать 5-6 тысяч драмов. Сумма вроде как незначительная, тем более в годовом разрезе выложить порядка 100-120 тысяч драмов не так накладно, но требование вступить в договорные отношения многие аттракционщики не приемлют. Вот и парк “Победы” на учет в Наццентр хоть и встал, но, как стало известно из достоверных источников, договор на обслуживание не подписал. Правда, тот же источник заверил, что экспертиза в парке была проведена — конструкции проверила некая частная экспертная компания. Таковых у нас 3 или 4, и все заручились соответствующими лицензиями МЧС. Но если контроль велся, то как могло произойти столь серьезное ЧП?
Очевидно, что нерегулярный надзор над техперсоналом качелей-каруселей, равно как и над рабочими “узлами” конструкций со стороны объективной инстанции малоэффективен. После упразднения Гостехнадзора в Армении так и не появилось инстанции, осуществляющей аналогичные действия, в том числе и по отношению к аттракционам. (Кстати, наша страна в этом смысле единственная на всем постсоветском пространстве!) При проверках же с интервалом в год заприметить коррозию металла или иную напасть, характеризуемую как усталость металла, крайне сложно. Тем более что до “усталости металла” “завестись” в механизмах, поступивших в столицу в состоянии б/у, можно в два счета. К примеру, аттракционы Лунапарка еще в 2004-м были отнюдь не первой свежести — “гуси-лебеди” до импортирования в Ереван уже плавали в иноземных “прудах” с 1997 года. Конечно, порой не оправдывают себя и конструкции достаточно новые. Все дело случая. Оттого-то и требуется регулярный техконтроль, коего нет и будет ли — большой вопрос. Так что остается уповать на бдительность посадочников и техперсонала, а также на их знание буквы закона. К слову, согласно последней, виновному светит в лучшем случае штраф в 500-кратном размере минимальной зарплаты. В худшем и вовсе можно загреметь под “уголовную ответственность”…