“Очень мало надежды и очень мало перемен”

Архив 201005/06/2010

“В… скандале… с… некоей… Катей Герасимовой по прозвищу Муму… отображается весь фарс сегодняшней политической жизни в России: маргинальность и бессмысленность оппозиции, мерзость и низость властных структур, авторитарное государство как пародия-гротеск на некогда грозную диктатуру… Год назад казалось, что перемены и недовольство буквально витают в воздухе. Экономический кризис… положил конец относительному благополучию, которое ассоциировалось с приходом к власти Путина, и пробил брешь в народном доверии к государству. Появились… обнадеживающие сообщения о растущих разногласиях между… Путиным и… Медведевым. Многие аналитики утверждали, что… Медведев начал наконец выходить из путинской тени, постепенно становясь самим собой — настоящим руководителем с более либеральной программой действий… Финансовый кризис нанес по России не такой мощный удар, как ожидали многие. И волна… протестов не была сильной. Скорее преобладают цинизм и пассивность: государство не вызывает к себе особого доверия и симпатий, но поиск альтернативы, похоже, тоже не ведется… Стихийная оппозиция по-прежнему бессильна, не имеет четких целей и разобщена. Несмотря на отдельные локальные вспышки протеста… общее безразличие по-прежнему преобладает… Утратив надежду на перемены через выборы или действия… оппозиции, некоторые российские либералы… возлагали… надежды на Медведева… Но дальше разговоров дело не двинулось… Призыв Медведева к проведению общенациональной дискуссии по вопросам модернизации с участием критиков власти быстро превратился в фарс, когда… российский президент, обсуждая полученные ответы и предложения, особо выделил замечания некоего Максима Калашникова. Это эксцентричный блогер, который называет себя поклонником Сталина и Гитлера и который, уж так совпало… проводил семинары на слетах движения “Наши”… Ленин как-то сказал, что революции происходят тогда, когда верхи больше не могут управлять по-старому, а низы не хотят жить по-старому. В сегодняшней России верхам еще удается, пусть и плохо, оставаться на плаву. А низы хотя и недовольны, но требовать перемен пока не хотят. Так что какое-то время русский медведь еще поковыляет.”

The Weekly Standard, США