О рисках, связанных с добычей урана

Архив 201013/11/2010

Вчера состоялся брифинг ведущих экологов, посвященный планам по исследованию и эксплуатации урановых шахт в Зангезуре.
Напомним, этим же планам днями раньше был посвящен митинг жителей Лернадзора (Сюникская область).

Противники проекта собрали порядка 11 000 подписей в поддержку своей инициативы, и, как заявили на вчерашнем брифинге председатель НПО “Эколур” Инга Зарафян и руководитель ассоциации “За устойчивое человеческое развитие” Карине Даниелян, работа по бурению скважин на горе возле Лернадзора уже началась.
О рисках, связанных с добычей урана, говорится не впервые, как и вообще о непростой экологической ситуации в Сюнике. В беседе с корр. “НВ” К.Даниелян не скрывала своих эмоций, заявив, что эта область Армении уже напоминает пороховую бочку. Помнится, в начале года прошла презентация документального фильма, в котором в качестве одного из виновников ситуации фигурировала горнорудная компания Deno Gоld Mining. Было наглядно показано, как в результате аварийных сбросов так называемых хвостов из Арцваникского хвостохранилища в селе Сюник были отравлены земли, огородные и садовые участки, погиб скот, у детей начались сильные аллергические реакции вплоть до того, что сходила кожа с рук. Дома жителей рушились от подземных взрывов. Государственная природоохранная инспекция прореагировала лишь после того, как о чрезвычайной ситуации заговорила пресса. Deno Gоld Mining была оштрафована на 10 млн драмов, которые осели в госбюджете. Часть жителей общины получила компенсацию, а именно — 7-8 семей, участки земель которых попали под аварийный сброс и оказались под хвостами.

По мнению Даниелян, начало урановой кампании может окончательно загубить как все наше сельское хозяйство, так и многообещающие туристические перспективы. Правда, оппоненты экологов, среди которых правительство, вполне опытные специалисты, академики, утверждают обратное: риски хоть и есть, но они не столь велики. Опять же с экономической точки зрения стране от этого одна только польза: откроются новые рабочие места, пополнится госбюджет, что позволит решить многие насущные проблемы. Так-то оно так, только вот кто вернет сюникцам здоровье, кто ответит за зараженные радионуклеидами водные и земельные ресурсы?
“Почему-то до сих пор в своих постановлениях правительство игнорирует эти угрозы и говорит лишь о тех рабочих местах, которые могут открыться в случае эксплуатации шахт”, — возмущенно заметила И.Зарафян. В свою очередь Карине Даниелян заявила, что в мировой практике нет прецедента, когда даже при использовании самой современной техники можно было бы организовать добычу урана без вреда для экологии и здоровья местного населения.
“Огромная Россия, США или Казахстан могут позволить себе копаться в недрах земли сколько угодно, а по ходу в какой-нибудь в другой части страны развивать сельское хозяйство. Мы таких роскошеств себе позволить не можем”, — сказала она в беседе с корр. “НВ”.
— Госпожа Даниелян, вы говорили о захоронениях ядохимикатов. Сколько их у нас?
— Всего по стране существуют 15 хвостохранилищ ядохимикатов. Все они в группе риска. Хвостохранилище в Дастакерте прорвало несколько лет назад, и это имело достаточно серьезные экологические последствия. Кроме того, у нас два довольно крупных могильника ядохимикатов — один рядом с Ереваном, другой — с Алаверди. Страшно даже представить, что может произойти в случае технических проблем.
— Каких например? Что может потревожить покой ядохимикатов, покоящихся на такой глубине?
— Элементарные дожди, которые смывают радионуклеиды в землю. Ну или сами люди: пустят клич, что где-то там есть золото, навезут тяжелой техники и начнут копать, не разбираясь… А если к этому набору приплюсуются еще и урановые рудники, то проблемы с экологией нам гарантированы.
— Но ведь эксперты утверждают, что работы будут производиться под землей…
— Тут речь о так называемых “слепых рудниках”, которые вовсе не гарантируют безопасность. Такая технология все равно чревата заражением грунтовых вод и земли. О неблагоприятных сейсмических условиях уже и не говорю — в нашей стране любые подобные проекты должны осуществляться с учетом этого фактора… Да, с экономической точки зрения мы что-то, возможно, и выигрываем, но тогда мы однозначно теряем экологически чистое сельское хозяйство и туризм, на развитие которого сегодня направлено столько усилий. К слову, сами лернадзорцы выступили с заявлением о том, что они против урановых инициатив на своей земле.  
— Ну, в свое время выступающие против Атомной станции активисты, помнится, ложились на рельсы…
— А нас периодически, кстати, спрашивают: почему вы не ложитесь на рельсы, не приковываете себя наручниками к чему-нибудь?.. Но, кроме шуток, замечу, что молодежь, участвующая в наших экологических инициативах, и без того очень смелая и решительная. Другое дело, что к общественному мнению сильные мира сего редко прислушиваются…
— Вы упомянули о захоронении ядохимикатов близ Еревана. Как раз недавно было проведено лабораторное исследование, доказывающее, что в столице чуть ли не горный воздух…
— Исследования можно проводить по-разному. Последнее и впрямь показало, что в Ереване с экологией полный порядок. На самом деле ситуация аховая, и дело не только в кладбище отходов. Ереван идет по стопам Москвы, где царит полнейший коллапс. Точечные застройки окончательно испортили наш город: чуть только заметят небольшую площадку, зеленую зону или школьный дворик, то на этом месте непременно возводят высотку. И если в случае землетрясения она рухнет на какую-нибудь школу, мы скажем “СіЫЗ µіЛп”. Очень скоро мы начнем пожинать горькие плоды уплотнения даунтауна: это и проблемы с транспортными развязками, и расширение улиц за счет газонов, и подземная урбанизация при наших сейсмических рисках непозволительная. Городские коммуникации уже дают сбои: система водоснабжения, канализация, линии электропередачи такой нагрузки не выдерживают.
— Что же, не строить вовсе?
— Ну почему? Пусть строят отдельные районы, города-спутники. Центр нужно холить и лелеять, а не уродовать, застраивать офисами и супермаркетами, от которых сплошные автомобильные заторы. Вот увидите, следующий вопрос будет: давайте закроем даунтаун и начнем платить за въезд в него. А людям, которые живут в центре, придется платить за то, чтобы дойти до дома. Думаю, такие неприятные перспективы вскоре вполне могут стать реальностью, по крайней мере в кулуарах этот вопрос обсуждался.