О пиратах, корсарах, флибустьерах и прочих морских разбойниках

Архив 201128/07/2011

(Часть первая)
Несмотря ни на что, несмотря на пиратонасыщенность финишного отрезка кругосветки, “Армения” во главе с командором Зорием БАЛАЯНОМ мужественно продолжает путь. Самое время поразмышлять на горячую пиратскую тему.

На борт “Армении” перегнали текст из интернета. Прочитал и ничуть не удивился. И так все ясно. Приведу всего лишь абзац: “Молодежь в Сомали, теперь уже и в Йемене, считает своими кумирами пиратов, как на заре космонавтики считали Юрия Гагарина и Нейла Армстронга, как олимпийских чемпионов в древней Греции”. А не удивляюсь потому, что знаю, молодежь вовсе не виновата. Ведь, оказывается, эти “кумиры” являются, кроме прочего, еще и меценатами, которые помогают инвалидам, старикам, детям. Пираты сами по себе никогда не могли существовать. Особенно сейчас, когда из космоса можно даже иголку в сене увидеть, не то что разбойников на кораблях в открытом море.
По-моему, будет правильным попытаться раскрыть эту актуальную тему, начав с истории мирового пиратства. В кроссвордах можно встретить определение “морской разбойник”, при этом то из пяти букв, то из шести, а то из десяти. То опять же из пяти, но совсем другой ответ. Все это от множества синонимов, рожденных в разные века на разных языках. Кстати, самым древним названием вовсе не был “пират”. Еще в ХV-ХI веках у палестинского побережья морские разбойники назывались “тжекерами”. Термин “пират” появился в древней Греции в IV веке до нашей эры. Хотя у греков произносилось оно иначе — пейратес. И означало “пытать счастье”. У римлян оно звучало иначе — пирата. Отсюда и нынешний термин. В одно время этот промысел стал настолько популярным, что сами разбойники стали героями бесчисленных книг. Кто не восхищался смелым, мужественным романтическим образом с цветастым платком на голове и с узлом на затылке? На мачте пиратского корабля развевался “Веселый Роджер” — черный флаг с двумя костями и зловещим черепом. Кто не дрожал, наблюдая на Острове сокровищ за одноногим пиратом с черной повязкой на глазу и трубкой в зубах, и особенно слушая мысленно песню пьяных разбойников про сундук мертвеца и бутылку рома? А как звучат не только в блатных, но и классических песнях такие слова, как “витальер”, “корсар”, легендарный “флибустьер”. Между тем “витальер” переводится с латинского всего лишь как “съесть припасы”, корсар — просто напросто разбойник, вор. А вот действительно в буквальном смысле слова воспетый легендами “флибустьер” — это целое недоразумение. Родилось оно в Голландии и на голландском “врипуитер” в конечном итоге тоже означает “пират”. Какой-то англичанин в этом голландском слове узрел сразу два английских корня: “свободный” и “грабитель”. Ну прямо как свободный художник. Вообще о пиратстве и пиратах можно узнать у Жюля Верна, у Кира Булычева в книге “История пиратства” и, конечно, в многочисленных фактографических исследованиях нашего соотечественника-правоведа, бывшего эксперта ООН по вопросам морского права и начальной истории пиратства Юрия Барсегова, в частности о борьбе против пиратства в Киликийском армянском государстве.
Словом, речь идет о большой и очень важной проблеме, которую вот уже много веков человечество не может решить до тех пор, пока доказательно не будет ответа на философско-юридический вопрос: “Кому это выгодно?” Разве царь Итаки, изворотливый хитроумный Одиссей, не был пиратом? Герой, вроде бы, мифический, но все-таки прототип взят из жизни. И вовсе не из воздуха взял Гомер слова, вложенные в уста своего героя о том, как аргонавты город разрушили, жителей всех истребили, а жен и сокровища поделили между собой…”. Чем не разбойник, не пират, да простит меня великий слепой, я бы назвал его просто ублюдком. Даже так называемые полубоги были пиратами, в том числе и мускулистый Геракл. Так что наверняка все это было выгодно самим богам, которые считали пиратство всего лишь промыслом. А морских разбойников вовсе не называли пиратами. Кир Булычев (Игорь Можейко) книгу свою о пиратах назвал “Мужи, промышляющие морем”. Этакий высокий слог. А взял эти слова уважаемый мной автор у самого Гомера. Но это было очень и очень давно. Мифы есть мифы. Что-то придумано, что-то с некоторыми добавками взято из жизни.

Любой, кто хоть чуть-чуть знаком с историей мореплавания и биографиями мореплавателей, слышал об англичанине Фрэнсисе Дрейке. Конечно, он был великим мореплавателем. И первооткрывателем, и ученым, и картографом, и вторым в мире обогнул землю, и картофель доставил в Европу (есть такие сведения), и в то же время был бандит бандитом. Кровожадный, жестокий, профессиональный морской разбойник, который грабил даже своих соотечественников. Представляю на минуту — жертвы приводят его к королеве Англии Елизавете Первой и жалуются на Дрейка, что, мол, тот их ограбил и раздел догола, оставив детей голодными. А королева, оказывается, еще минуту назад подписала указ о возведении великого пирата в ранг пэра, сэра, лорда, фаворита, который в очередной раз доставил ее величеству целую эскадру с трюмами, набитыми награбленными сокровищами. Никто ведь тогда не знал, что королева приглашала пирата заседать на своих Тайных Советах. Это как сейчас советы безопасности при президентах.
Так что не трудно догадаться, кому выгодно пиратство. Но это тоже было давно — в ХVI веке. А что было дальше, что же сейчас? Вроде бы в последние два-три века (не говорю про сегодняшний день со всемогущим ООН и всесильным исполнительным органом под названием Совет Безопасности) появились какие-то международные законы. Пожалуй, первые и действенные морские законы были приняты в Киликийском армянском государстве. Венецианская и Генуезская республики принимали свои законы (в основном против пиратства), ссылаясь и цитируя ставшие популярными правовые морские нормы Киликии. Подробности об этом можно прочитать в трудах Юрия Барсегова.
Город, переименованный из Константинополя в Стамбул тотчас же стал главным штабом так называемого “варварского пиратства”, которое вдохновлялось и поддерживалось Османской империей. Но вот Европа, видя, что на абордаж берут в основном христианские суда, сумела положить конец турецкой власти над пиратами. Нет, Европа отнюдь не положила конец варварству на море, а просто присвоила себе выгоду. В Англии, например, как пишет Барсегов, для поощрения пиратского промысла создавались своего рода акционерные компании, пайщиками которых были судовладельцы, адмиралы, канцлеры и даже коронованные особы. Прямо-таки узаконенная государственная политика, от которой сильно страдали армянские купцы. Ведь было время, когда большая часть мирового торгового груза перевозилась по морям и океанам армянскими купцами. Это очень интересная тема. А для большей конкретности хочется вновь обратиться за помощью нашего большого друга Юрия Барсегова, который, кстати, первым поздравил нас с окончанием первого этапа эпопеи “Киликии”. Это было незадолго до смерти Юрия Георгиевича: “Иллюстрацией методов поощрения использования пиратства англичанами против армянских купцов-мореходов в водах Индийского океана и морях Юго-Восточной Азии могут служить известные случаи. Например, захват в 1685 году двух армянских судов: корабля высокого класса”Санта Круз” и корабля “Новый Иерусалим”, груженных рубинами, оцениваемого тогда по курсу в 565 тысяч фунтов стерлингов. Оба корабля принадлежали известным армянским негоциантам и судовладельцам братьям Овану и Овсепу Маргарянам, известным в западном мире как Джон и Джозеф Да-Марк или Демаркора. В данном случае против армян была использована организация английских флибустьеров “Дона Ричарда Барнаби и Самюэля Уайта”. Добавлю, что это были не какие-нибудь там простые смертные разбойники. Они, можно сказать, были официальными государственными деятелями. Занимались пиратским промыслом тоже официально, находясь под прикрытием службы сиамского (современный Таиланд) короля в качестве высших военно-морских чинов. Вот такие адмиралы-разбойники. Словом, вовсе не трудно догадаться, кому в конце концов выгодно это злосчастное пиратство. Петр Великий не очень-то любил этот грязный промысел. Но и он, бедняга, вынужден был пачкать свои руки.
Однако об истории пиратства в следующем репортаже. Там читатель узнает, кому же сегодня, как говорится, здесь и сейчас выгоден этот поистине морской фашизм? И почему экипаж “Армении” так долго вынужденно задержался на Цейлоне?..
…Впервые я даю репортаж в двух частях. Честно говоря, на тему пиратства мне бы не хватило и десяти частей. Если бы знали редакторы, как безбожно приходится сокращать и как при этом пропадают интересные куски. Я же материалы тоннами собираю. А ведь все это делается в жутких условиях. Наши молодые негодники, наши вечные юнги, все трое частенько подглядывают, как при сильной качке я печатаю, а они получают кайф от того, что палец бьет не мимо нужной буквы, а вообще мимо машинки по… столу. А они, негодники, качаясь из стороны в сторону, весело хохочут. И я вместе с ними. Просто жалко время, которое я вынужден бываю тратить на сокращения. Ведь каждая минута, что называется, на вес золота.
Индийский океан