О нездоровой критике, семейном воспитании и племени дауншифтеров…

Архив 201229/03/2012

Ответ президента Сержа Саргсяна на озвученную Ильхамом Алиевым дезинформацию относительно нашей АЭС вызвал почему-то у местных злопыхателей-борзописцев очередной всплеск иронии, если не сказать сарказма. Напомним, “диалог” имел место на Саммите по ядерной безопасности в Сеуле.

Отечественные СМИ со ссылкой на пресс-службу главы государства сообщают, что президент отметил: “Откровенная дезинформация по поводу Армянской АЭС, озвученная здесь президентом Азербайджана, не вызывает моего удивления, поскольку распространение клеветы в наш адрес в Азербайджане давно взято за правило. Причем с самых высоких трибун искажается не только все, что касается Армении и Нагорного Карабаха, но и принятые международным сообществом, нами и вами, документы. Они искажают даже известные резолюции Совета Безопасности ООН по вопросу Нагорного Карабаха, забывая, что сами начали военные действия. Они же отказались прекратить их, это они ежедневно выступают с воинственными заявлениями и отвергают решение нагорно-карабахской проблемы на основе международного права”.
Что такого “забавного” сказал президент, непонятно, однако у некоторых оппозиционных СМИ, судя по всему, просто патологическая тяга постебаться над всем, что касается властей. Причем не вникая ни в смысл, ни в конъюнктуру происходящего. А конъюнктура следующая: “Могу читать любые мнения и даже если не согласна с ними, не критикую, а пытаюсь привести контраргументы. Но никогда не понимала, когда, скажем, некоторые “писатели-аналитики” иронизируют по поводу ответа нашего президента главе государства, прямо скажем, недружественного. Другое, если бы они утверждали, что человек сказал недостаточно, должен был больше, но когда начинают критиковать и опосредованно защищать президента враждебного государства — это как минимум непонятно. Вообще не понимаю, когда делают что-то вслепую и превращают это в самоцель”, — пишет в FB Асмик БУДАГЯН, которая, однако, не спешит указывать издание, подмечая, что не хочет переходить на личности — ей противно само явление.
А вот что пишет на своей страничке Зограб ЕГАНЯН: “Дорогие журналисты. По поводу внутренней политики можете писать все, что душе угодно: ругайте, выражайтесь, раздавайте оплеухи, но когда дело доходит до внешней безопасности, прошу, придерживайтесь государственных интересов. Например, если кто-то извне скажет что-либо в адрес нашего госчиновника (неважно, правильно или нет), я возьмусь за ручку, газету, камень или окурок и накажу его. Да кто они такие, чтобы вмешиваться в наши внутренние дела?”
Как подмечает в своем комментарии Л.Б.: “Все стали эгоцентристами и для того, чтобы доказать свою правоту и выставиться умниками, готовы и тебя, и меня, и нацию, и страну… Ну да ладно”… Впрочем, некоторые считают, что, мол, не стоит обобщать и что есть вопросы, которые нужно обсуждать и комментировать открыто, даже если это кому-то не нравится: мол, и Нацбезопасность тут ни при чем. “Если свободная пресса и свобода выражения слова сопряжены с потерями на внешнеполитическом фронте, тогда плевать на такую свободу”, — считает Мхитар Назарян.
Спорное утверждение, хотя доля смысла в нем есть: в руках людей неумелых, дилетантов свобода превращается в беспредел. К тому же факт — некоторым медиа действительно не мешало бы обосновывать свою критику, а не просто рассуждать на уровне наивных школьных сочинений и лить воду на мельницу соседей. И вообще, как писал кто-то из великих, “критика требует куда больше культуры, чем творчество”.

“Армия сделает из тебя человека?”
Опять на тему “Армия — зеркало общества или не зеркало”, — пишет в FB Карен ВРТАНЕСЯН (в “ЖЖ” ahousekeeper). — На мой взгляд, да, проблемы общественные плавно передаются армии. Не могут не передаваться. Но это не должно служить оправданием для МО. И если в армии видят, что с гражданки идет тревожный сигнал, значит, должны выйти из своих частей и насколько возможно посодействовать решению этих проблем”. Это подводка к публикации на сайте http://mshakuyt.blogspot.com, где женщина по имени Тамара Григорян опубликовала свои впечатления о поездке из Еревана в Ванадзор на маршрутке. Всю дорогу двое оборзевших молодых людей изводили пассажиров громкой музыкой, громкими бессмысленными беседами, телефонными звонками, ржанием и свойственным этой породе юношей лексиконом. “И завтра эти ребята пойдут служит в нашу армию и споются там с такими же, может, чуть более наглыми и развязанными молодыми людьми. Так кто же виноват, что они ведут себя столь беспардонно и нагло? В воспитанности и невоспитанности этих молодых людей большую роль сыграли семья и школа. Но эти две важнейшие структуры либо не прилагали усилий, либо провалили свою миссию. Теперь они идут в армию, а МО тоже должно прилагать усилия, чтобы оправдать ответственность, ибо провал может быть судьбоносным, — пишет Тамара, добавляя уже в ФБ: — Сказанное не означает, что МО должно сидеть сложа руки и обвинять нас в том, что плохи наши сыновья. Просто хотелось бы, чтобы, критикуя, что называется, зрили в корень”.
“В фундаменте всех проблем — семья. Какое образование получил молодой человек? Какое у него было детство? Все эти вопросы взаимосвязаны. И не случайно психологи, пытаясь помочь в разрешении человеческих проблем, заглядывают в детство”, — считает И.А. В свою очередь М.А. уверена, что начинать нужно со школы: “В школе ребенок прежде всего учится дисциплине, учится подчиняться правилам независимо от того, какие ценности в семье. А в наших школах этого нет”.
…”Нет, как раз с семьи, а не со школы, которая детей не родит и не растит, а только дает воспитание. К тому же невоспитанный человек — опасный для общества элемент, потенциальный преступник”, — полагает Т.А, настаивая на то, что если ребенок себя в обществе вести не умеет, это в первую очередь просчет его семьи, а вовсе не учебного заведения.
Обе точки зрения, безусловно, что называется, имеют право на жизнь. Однако трудно не согласиться с тем, что если азы поведения в семье не прививаются, то никакая школа с ее дисциплиной и уж тем более армия потом пробелов восполнить не сможет. Посему выражение советской эпохи “армия сделает из тебя человека”, скажем так, заметно потеряло в актуальности. Если его (человека то бишь) нет изначально, то “слепить” полноценную личность, знающую, как и где себя вести, будет крайне затруднительно.

“Бросить все и уйти жить на яхте” или податься к дауншифтерам?

По мнению блогера zubian-a, к первому варианту в один прекрасный день приходит всякий уставший от городской суеты человек. “Но все эти яхты, пальмы, острова — все это детские игрушки, — размышляет он в “ЖЖ”. — Оказывается, есть такое племя, Пираха, которое обитает где-то в бразильских джунглях. Их всего под пару сотен и говорят они на одном из самых уникальных языков в мире. В их языке нет ни числительных, ни цветов и вообще всего три гласных и штук пять согласных. У них нельзя сказать — два или три, у них есть только “мало” или “много”. Цвета различаются только “темные” или “светлые”. В их языке нет сложных предложений — нельзя сказать, к примеру “когда я шел домой, я увидел змею”, а только “я шел домой, я увидел змею”. В их языке нет времен и вообще запрещено думать о чем-то, что не имеет отношения к “сейчас”. У них нет семей, нет понятия “своих” детей — все дети ходят вместе со всеми как общие. Поскольку места благодатные, то любая еда добывается в пределах часа или двух, поэтому особой проблемы прокормиться нет. Проблемы перенаселения нет — поскольку дети общие, за ними никто не следит, поэтому до взрослого состояния доживают немногие — примерно один из четырех, оно и хорошо — нет лишних ртов. Одежды практически не носят, торговлю и ремесла считают дурацкими занятиями, все другие племена они называют “чокнутыми”, а себя — “нормальными”. У них нет богов и нет легенд, нет никакой общественной “памяти”, они к примеру, не знают, что были времена, когда белых людей не было. Им все равно кто ты — пришел? садись, поешь с нами. Ушел? Ну и бог с тобой. Отобрать у них ничего нельзя, потому что у них нет понимания принадлежности чего-то кому-то — все, что лежит, общее. Как банан на дереве. Хочешь? Подходи и ешь. И короче, люди счастливы. Сиди себе на берегу под пальмой и плюй себе в море. Одним словом — племя настоящих дауншифтеров”.
“Ну, строго говоря, два-три-много — это не только у этих аборигенов, это у многих племен, и даже у нас сохраняется отчасти (чаще всего в обычной, не требующей конкретики, речи употребляем “несколько”, “немного”, “много” и прочие неопределенности, если чего-то или кого-то больше трех).
Про цвета ученые мужи пишут, что все-таки различают они цвета, просто через описания типа “как небо” или “как трава”, так что — первобытный коммунизм в самом чистом своем проявлении, живи — радуйся, — подхватывает тему fulgur_conditum
“У меня такое подозрение — что это даже не первобытный коммунизм, поскольку даже обезьянье стадо и то имеет более сложную организацию. Возможно, это когда-то было полноценное племя, которое деградировало по некоторым причинам”, — отвечает zubian. Некоторые считают, что для полного счастья в таком месте не хватает интернета, а автор поста, напротив, полагает, что он-то как раз там совершенно не нужен.
Вообще же в контексте всевозможных, в том числе вышеописанных проблем, предвыборной текучки и назревающих страстей, потоков аккумулированной отрицательной энергии, выплескиваемой на нас из СМИ, да и из того же ФБ, и впрямь хочется податься далече. К племенам, где ни в чем нет конкретики, зато можно сосредоточиться на себе, поразмыслить о всевозможных “тараканах”, что живут внутри каждого из нас… О том, что важно, а что лучше забыть, закинуть куда-нибудь в подсознание. А потом вернуться и взглянуть на реальность другими глазами, авось и жить станет легче и спокойней. Зафилософствовалась, звиняйте…
Рубрику ведет
Анна САТЯН