О нас пишут

Архив 201425/09/2014
Тегеран и Ереван готовятся к торговым комбинациям

Иран поможет Армении обойти блокаду, Армения Ирану — уйти от санкций
(“Независимая газета”, 24.09.14)
Тегеран и Ереван активизировали переговоры по поставкам иранского газа в Армению. Посол Исламской Республики Иран (ИРИ) Мохаммад Реиси заявил во вторник, что совместная межправительственная комиссия изучает возможности транзита иранского газа через территорию Армении на Запад. С учетом того, что недавно представители двух стран обсуждали вопросы по созданию зоны свободной торговли (ЗСТ), можно говорить о новой попытке Тегерана и Еревана совместными усилиями решить свои экономические проблемы, связанные с санкциями Запада — у Ирана, и турецко-азербайджанской блокадой — у Армении.

Лаконичное сообщение посла Мохаммада Реиси произвело впечатление, что проект экспорта газа в Армению и дальше на Запад — не единственный, который обсуждается Тегераном и Ереваном. Возможностей сотрудничества между двумя соседними странами больше, и они рассматриваются. Для углубления взаимодействия в различных сферах межправительственная комиссия работает в переговорном режиме, сказал глава дипломатической миссии ИРИ в Армении, но от сообщения подробностей воздержался.
“Сказать, что именно включено в переговорную повестку между Ираном и Арменией, сложно. Что же касается газового проекта, то я не думаю, что это на сегодняшний день возможно. Его реализация связана с большими сложностями как финансового, так и политического характера. Из Ирана в Армению газ сегодня поступает по бартерной схеме. Он направляется на армянские энергопроизводящие мощности, ибо в Иране таких просто нет, а производимая электроэнергия поставляется обратно в Иран”, — сказал “НГ” директор ереванского Института Кавказа Александр Искандарян. По его словам, другие энергетические схемы, включающие несколько стран, которые периодически оказываются предметом обсуждения в экспертных кругах или общественности, не видятся продуктивными.
Искандарян обратил внимание на то, что в отношениях Тегерана и Еревана действительно наблюдается некоторое оживление. Иран стал играть серьезную коммуникационную роль — уже примерно треть армянского торгового баланса связана именно с этой страной. “У нас довольно теплые политические взаимоотношения. Экономические связи могли быть более широкими, хотя иранские товары заметны на армянском рынке. Особых проблем между Ираном и Арменией нет, и расширение сотрудничества зачастую упирается в специфику взаимоотношений Тегерана с Западом, и о значительных изменениях говорить пока рано”, — считает Александр Искандарян.
Это, судя по всему, вторая за последние несколько лет попытка Ирана и Армении осуществить прорыв в экономических взаимоотношениях. Ранее “НГ” сообщала о том, что стороны подписали протоколы о намерении реализовать интересные крупные проекты. Так, из Армении в Иран должна была быть протянута новая высоковольтная линия электропередачи. В обратном направлении планировалось проложить нефтепровод и под него в армянском приграничье построить нефтеперерабатывающий завод. Шла речь о соединении железнодорожных сетей двух стран. И, наконец, Иран предложил Армении нулевые транзитные тарифы на своих автодорогах и в портах Энзели — на Каспийском море, и Бендераббас — в Персидском заливе.
“Основное финансовое бремя в реализации этих проектов ложилось на Тегеран. Но наложенные Западом санкции лишили Иран “свободных денег”. Дальше подписанных протоколов о намерениях дело не пошло”, — сказал “НГ” заместитель директора ереванского фонда стратегических исследований “Нораванк” иранист Севак Саруханян. По его мнению, из тех проектов наиболее актуальным остается строительство железной дороги Иран — Армения, но оно может потерять смысл.
“Муссируются слухи о реализации аналогичного ирано-азербайджанского проекта. Ветка Кезвин — Решт — Астара соединит иранскую железную дорогу с азербайджанской, и актуальный для Тегерана вопрос выхода к российским и грузинским портам будет решен без Армении. К тому же соединение с армянскими железными дорогами для Ирана имеет значение, если будет работать абхазская дорога, выходящая в Россию. А этого пока нет”, — сказал “НГ” Саруханян.
Таким образом, по мнению ираниста, наиболее близким к реализации является проект создания ЗСТ. Здесь, правда, возникает вопрос, как ЗСТ будет соответствовать членству Армении в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), который начнет функционировать с 1 января будущего года. “ЗСТ не противоречит ЕАЭС точно так же, как, например, создаваемая ирано-турецкая ЗСТ не противоречит обязательствам Турции по ЗСТ с Европейским союзом. Зону свободной торговли не надо представлять так, что иранские товары без пошлин начнут поступать на рынок ЕАЭС. ЗСТ — сугубо армяно-иранский проект, и любая иранская продукция, поступающая из Армении на рынки ЕАЭС, будет облагаться соответствующей пошлиной”, — сказал Саруханян.
По его словам, создание ЗСТ позволит Ирану, все еще находящемуся под режимом западных санкций, либерализовать торгово-экономические отношения с непосредственными соседями. “В Тегеране эту линию называют политикой создания зон свободной торговли и свободных терминалов. С помощью таких структур Иран старается обойти санкционные ограничения, — пояснил эксперт. — В Армении же произошло переосмысление экономического сотрудничества с Ираном: если не развивать отношения, то они в итоге сведутся к узкой сфере энергетики. А ЗСТ является хорошим инструментом для поддержки и роста товарооборота”.

Юрий СИМОНЯН