О Нахиджеване мы никогда не молчали

Архив 201603/11/2016

Заметки из дневников о далеком, не очень далеком и сегодняшнем Нахиджеване

23 апреля 1985 года М.С.Горбачев выступил на пленуме ЦК КПСС с пространным докладом, породившим вскоре пресловутую перестройку. Поначалу мы не очень понимали суть и смысл этой, казалось, долгожданной перестройки с ее гласностью, свободой слова, демократизацией и прочими атрибутами бомбы замедленного действия, подложенной под СССР. По крайней мере Азербайджан эту самую свободу тотчас же воспринял по-своему.

 

Уже тогда мы получали данные из города Нахиджеван, из сел Знаберд, Кзнут, Астапат, Норс, Верхняя Аза, Дер, Месропаван, Азнаберд, Танакерт, Ариндж и других населенных пунктов армянской автономной республики о том, как историческую родину армян безбоязненно, открыто лишают всего армянского, используя для этой цели все ту же атрибутику перестройки. Весь Азербайджан взялся за бешеное удревнение своей истории. К примеру, в газете “Советский Нахиджеван” (6 февраля 1986 года) некий азерский кандидат филологических наук пишет, что якобы  “по свидетельству многих источников, прапрадед тюркоязычных народов Нух(Ной)был астрономом, который, заранее зная о предстоящем потопе, построил судно”. И далее описывается, как Нух и его пассажиры “приютились на самой вершине горы “Алгарак” (то бишь Арарат. – З.Б.), что выступала над водой”.

“Филолог” этот, оказывается, придумал веские аргументы, якобы подтверждающие, что Ной был азербайджанцем: “Если обратить внимание на карту мира, – пишет он, – то нигде, как в Азербайджане, особенно в Нахиджеване, так много не встречается названий, связанных с именем “Нух”. И приводится в качестве иллюстрации три примера: “Нухрам”, “Нухбатан” и “Нухаджир”. Кстати, тогда же я откликнулся на опус азерского “филолога”, отправив в редакцию “Советский Нахиджеван” письмо, в котором подчеркивалось: “Я могу принять идею вашего автора, но только с одной оговоркой: если вы согласитесь, что, скажем, Гомер – это армянин, тем более что ученые до сих пор спорят об истинной родине великого слепого. Ибо, если обратить внимание на карту мира, то нигде, кроме Армении, особенно Карабаха, так много не встречается названий, связанных с именем “Гомер”. Например, “Арутюногомер”, “Алексаногомер”, “Андраникогомер”, “Чаушогомер”, “Нждеогомер” и т.д., и т.п. Я был уверен, мои адресаты не догадаются, что моя ирония может быть произнесена только на русском языке. Однако не секрет, что при желании можно найти другие бесспорные аргументы для удревления “своей” истории, присвоения чужих ценностей. Бумага все стерпит.

В те дни (начало перестройки) Союз писателей Армении умудрился командировать в Нахиджеван известного писателя и телевизионщика  Бакура Карапетяна, который вскоре поделился с читателями о пережитом им во время непростой командировки рассказом о вандализме азеров на армянской земле. “Прямо напротив нахиджеванской гостиницы “Тебриз”, – писал Бакур, – валялись привезенные из древней Джуги уникальные образцы армянской национальной архитектурной культуры. Армянские надписи были стерты. В краеведческом музее не было ни одного армянского экспоната. Хотя я видел, как в окрестностях Нахиджевана на глазах гибнут сотни ценнейших армянских памятников истории и культуры. В городе Агулисе чудом сохранились изуродованные 12 христианских храмов без куполов. В одних хранятся ядохимикаты, в других содержится скот”. Словом, на глазах у цивилизованного мира гибнут поистине шедевры мировой христианской цивилизации. Значит, надо уничтожить архитектуру – большую и малую. И цивилизованный мир молчал вместе с ЮНЕСКО (“Гракан Терт”).

“Типичный турецкий метод так называемого белого геноцида: уничтожив сначала живые факты национальной культуры того или иного народа, далее создать те невыносимые условия жизни, при которых аборигены вынуждены оставлять родные очаги, родину. Варвары и вандалы слишком хорошо знали нетленную гоголевскую истину: “Когда молчат легенды, сказания и песни, о древнем говорит архитектура.” И, позволив выветрить из армянской земли не только ее хозяев, но и именно “легенды, сказания и песни”, они под шумок перестройки и хаоса окончательно взялись за уничтожение всей армянской архитектуры.

Так они надеялись окончательно утвердиться в чужом доме, присвоить не только чужую землю, чужие мелодии, чужую кухню, чужую историю, но даже, как видно, чужого библейского Ноя, перекрестив, кстати, название библейской горы Арарат в неблагозвучный слог. Таким вот образом, занимаясь явным самообманом, Турция и Азербайджан внушают новому поколению, что армяне – пришельцы. А раз так, то значит их территориальные требования – нонсенс.

На днях президент Турции Эрдоган открыто и нагло заявил, что и Сирия, и Ливия, и Ирак, и Ливан принадлежат туркам, давая понять, что сегодня функционирует Османская империя. Кстати, он лукаво промолчал о Крыме, небось опасаясь Путина. Но ничего. После очередной ссоры опять заговорит о Крыме и не только о Крыме. А ведь новое поколение туркоазеров, естественно, уже верит в то, что все это, как и Нахиджеван, – родина турок. Посему они не могут воспринять философию “Ай Дата”, не признать логику истины о том, что возмездие и воздаяние являются для армянского народа аргументом справедливости.

Наивно полагать, что, насильственно очистив землю от ее хозяев, можно лишить их исторической памяти. В 1978 году впервые посетил в Нахиджеване “Золотое ущелье” (так в старину называли город Агулис) и его окрестности. Тогда я писал в книге “Очаг”: “Я ловил себя на мысли, что, напрягая генетическую память, вижу сквозь развалины древнего города великолепие всех двенадцати церквей со стремящимися в небо островерхими куполами, увенчанными фигурными армянскими крестами, восемь тысяч каменных армянских домов. Я душой видел, как по склону пологой горы взбирается наверх город-рай, утопающий в зелени фруктовых деревьев. Насчитал более ста пятидесяти мастерских, в которых работали тысячи ремесленников. Видел богатые магазины, множество школ, торговое училище, Дом культуры, аптеки, бани, рынки, библиотеки, гостиницы. Видел, повторяю, двенадцать храмов и церквей, каждый из которых являлся признанным шедевром мирового храмового зодчества. Слушал армянские легенды, сказания и песни, звонкий смех юношей и девушек, крик новорожденных, журчание семнадцати родников. Все разрушили вандалы! А недавно узнал, что в Агулисе остались стоять, как мертвые деревья, всего-то пять церквей”.

И это лишь один город, один армянский населенный пункт, рядом с которым простирается на огромной территории древнее христианское кладбище. Разорены изуродованные кувалдой и бульдозером надгробные камни. Такова опять же типичная политика турок: к ятагану приставить кувалду и бульдозер. Это все от страха перед возмездием будущих поколений. Однако варвару и вандалу не понять, что Агулис, ярко олицетворяющий и обобщенно символизирующий все населенные пункты Нахиджеванского края, это – память. Это – предупреждение. Это – напоминание. В том же 1978 году я писал в бейрутских армянских газетах “Зартонц”, “Аздак”, “Арарат” и “Кайц” : “Придет час, и Агулис будет восстановлен, возрожден, если даже от него не останется на армянской земле ни единого следа, ни единого камня. Ибо никогда не исчезнет из памяти народной все то, что связано не с землей, не с территорией, не с камнем, а с родиной, где всегда слышится зов наших предков. Главное – верить, что придет этот час. Непременно придет”. А ведь через несколько лет мы увидели, как успокоились души наших предков, когда на древних армянских кладбищах в Шуши и Кельбаджаре, Лачине и Кубатлу, Зангелане и Джабраиле, Физули и Агдаме мы возлагали цветы.

“Карабахское движение, выжав из нас по капельке синдром раба, вернув нам историческую гордость и историческое мужество, обязывает помнить о Нахиджеване, без которого нет будущего у Армении. Можно ли забыть, что Нахиджеван является прародиной армянской цивилизации, прародиной мировых армянских колоний, особенно армянства на Дону, родиной десятков тысяч талантливых соотечественников, обогативших мировую культуру. Привожу только горсточку имен из целой горы тысяч поистине великих соотечественников: Лазаряны, Комитас, Арам Хачатурян, Манук Абегян, Ростом (Стефан Зорян), Давид Малян, Серго Амбарцумян, основатели партии Дашнакцутюн Микаэлян, Зорьян и Зоварян, легендарные полководцы, носители армянского национального духа Дро и Нжде, с именами которых шли в Арцахе наши парни в бой за освобождение родины. Не простят нам наши предки и потомки, если мы забудем эти имена, если мы с манкуртской глухотой не будем слышать стоны Нахиджевана? И трудно представить, каково было бы нам без подвижничества выдающегося историка Нахиджевана Аргама Айвазяна, который своими бесценными книгами и исследовательскими трудами напоминает нам о боли и тревоге своей родины” (“Новое время”).

… На заре Карабахского движения мы поднимали вопрос о том, что в Садараке на наших глазах через Аракс перебрасывают мост, который соединит Турцию с “турецкой республикой Нахиджеван”, и что вскоре непременно по этому мосту турки будут перебрасывать оружие пока еще не на карабахский фронт, а на поля боя Араратского района. Наверное, многие из нынешнего поколения (да и из прошлого тоже) не знают, что всамделишная война, как это ни странно звучит, началась прежде в Армении, а не в Арцахе. Используя поступающие из Турции оружие и орудия, через наспех сварганенный садаринский мост наносились артиллерийские удары по пограничным армянским и не только пограничным населенным пунктам Республики Армения: Елпин, Чива, Ринд, Арени. Нораванк (монастырь), Шахат, Муци Хачик, Гнишик, Хндзорут, Горойк, Сарнануин, Мегри и еще многие села Араратской, Вайоцдзорской, Сюникской областей. Были жертвы и разрушения. Однако удалось противостоять и ответным ударом приостановить провокации.

В те дни я часто возил в сторону Нахиджевана друзей из КРИК-а (Комитет российской интеллигенции “Карабах”) и группы второго спикера палаты лордов Великобритании леди Керолайн Кокс. И вскоре весь мир узнал, что Азербайджан ведет бои с Арменией. Помнится, леди Кокс в своих выступлениях в палате лордов Англии неоднократно подчеркивала: “Азербайджанцы наносят артиллерийские удары по Армении из … Армении”, имея в виду, что Нахиджеван – историческая Армения. Я не могу не подчеркнуть и то, что в те дни огромную роль сыграл в спасительных контрударах Вазген Саркисян с его мужественными ребятами. В моих блокнотах не раз повторялись имена Бабкена Араркцяна и Овика Абрамяна, тогдашнего руководителя Араратского района. Обидно, что сегодня все это забыто. Бабкен Араркцян, к примеру, спас многих наших соотечественников в армянскох селах Камо и Азат. В конце августа 1991 года, накануне российского путча, он сумел вместе с группой КРИК приостановить чудовищную провокацию, организованную провокатором Поляничко. Словом, больно, когда забывают тех, кто в тяжелую годину находился на переднем крае … (“Голос Армении”).

“Пора знать о том, что действенной генетической памятью о Нахиджеване и всех других исторических областей Западной и Восточной Армении мы непременно укрепляем мир в регионе. Ибо хорошо знали о волчьих аппетитах турок, которые, подобно мародерам, выждав момент, тотчас же лезут именно туда, где людей настигла беда, где та или иная страна стала подранком, как это было сразу после распада СССР. Неужели не ясно, почему это было сразу после октября 1917-го года, когда Россия напоминала подранка, ибо уже агонизирующая Турция бросилась решать с пользой для себя высосанный из пальца вопрос Карабаха и Нахиджевана. Почему она тотчас же вступила в торги с Ираном, потратив львиную долю переданного ей Лениным российского золота на то, чтобы иметь границу с искусственно созданным автономным образованием Нахиджеван? Почему это глава Турции Демирель еще при СССР назвал Мегринский район “проклятым клином”, разъединяющим “Турецкий Нахиджеван” (термин Демиреля) с “Турецким Азербайджаном” (термин Эджевита)? Почему сразу после Второй мировой войны накануне создания НАТО президент США Трумэн назвал Турцию “самой восточной границей США” и добавил: “пятьдесят первым штатом США”? Почему тотчас же после распада СССР не Иран, а Турция начала оказывать экономическую и политическую помощь на американские деньги мусульманским союзным республикам, отпочковавшимся от Советского Союза. Почему это посол США в Баку открыто и цинично заявляет на весь мир, что Турция, отвечающая за геноцид армян, Турция, у которой сегодня висит на шее нерешенная кипрская проблема, словом, эта самая варварская страна, видите ли, “должна играть активную роль в урегулировании карабахского конфликта?” На все эти и другие животрепещущие “почему” мы обязаны ответить сейчас (“Азг”).

… Таково уж веление времени, что от нашего поколения зависит, быть или не быть грядущему. Карабахское движение утоляло свою жажду из чаши Сиаманто – “чаши Надежды”, в которой так сегодня нуждается страждущий Нахиджеван. Не было страшно Нахиджевану стать жертвой сталинско-ататюркского каварства. Это дело поправимое. Куда страшнее, если родина станет жертвой забвения собственных сыновей» (“Новое время”).

Одно я знаю твердо. Даже если будет варварски и цинично разбит вдребезги последний хачкар в священной Джуге, мы продолжим борьбу и победим” (1995 г.)

 

P.S.

Сегодня как никогда мы просто обязаны действенно использовать все архивные материалы, являющиеся базовыми и реальными аргументами, подтверждающими бесспорный факт геноцида армян у себя на родине в Нахиджеване. Огромное количество “деяний” (термин официальной Конвенции ООН) по отношению к армянскому населению подпадает под соответствующие статьи Генеральной Ассамблеи о геноциде. Неоходимо четко усвоить, что в каждом данном конкретном случае под геноцидом понимаются следующие деяния, совершаемые с намерениями уничтожить, и не только полностью, но и частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую”. При этом речь идет не только о массовом убийстве такой группы, но и даже о “причинении серьезных телесных повреждений членам группы”, или – “предумышленное создание для какой-либо группы таких невыносимых жизненных условий, при которых аборигенное население вынуждено выселяться.

В случае с Нахиджеваном происходил типичный турецкий геноцид армян, в результате чего армянский народ потерял в общей сложности более пятидесяти тысяч своих соотечественников. Армянский народ также пережил геноцид своей национальной культуры, называемый в официальных документах Патриоцидом – геноцид исторической родины. Закономерно, что в создавшейся трагической для армянского народа ситуации настала  безотлагательная необходимость в соответствии с положением как “Устава Организации Объединенных Наций”, так и “Конвенции о геноциде и наказании за него” передать все необходимые материалы о геноциде армян в Нахиджеване в распоряжение Международного суда, сознавая при этом, что, согласно статье IX Конвенции Генеральной Ассамблеи ООН, принимается решение о том, “какие меры следует проводить в связи с такой просьбой”.