О, мама миа!..

Архив 201019/01/2010

Если очень хочешь найти сходство чего-нибудь с чем-либо, то обязательно найдешь. Даже если общего мало, а то и вовсе нет. Ну и что? В конце концов на самый крайний, если угодно, случай исходить можно и из того установленного философами факта, что противоположности сходятся. Таким образом, подготовив какие ни есть аргументы, автор готов заявить: и в самом деле неповторимый Милан похож не только на самого себя, но и на Ереван. Чем? Отвечаю зарисовкой с натуры.
…В лобби-баре отеля “Фор сизенс” две оказавшиеся по соседству дамы пили шампанское и ворковали о чем-то о своем.
— Какой прелестный мальчик, — вдруг на чистом русском сказала одна из них, протягивая ребенку конфетку.
— Девочка… — скромно уточнил я.
— О!.. Что вы говорите!.. — смутилась дама и подарила внучке еще одну шоколадку.
Тем временем в дверях отеля показался некто, на кого, хоть умри, но нельзя было не обратить внимания. Не то чтобы был он как-то по-особенному одет, необычайно красив, идеально сложен либо, напротив, не вышел ни ростом, ни лицом, ни статью. Нет. Оставить его без внимания не давало то, как “мистер икс” не то чтобы шел и даже шествовал, а можно сказать, нес самого себя.
По устланному ковром мрамору (скорее всего каррарскому) в отражении венецианских зеркал, севрского фарфора и другого роскошного убранства к не определившейся еще цели шел человек, раз и навсегда убежденный в своем превосходстве над остальными, но нельзя было не видеть и не понимать, что сила его не в глубине ума и высотах интеллекта, а в чем-то совершенно другом.
Он шел, излучая аромат духов и еще чего-то неуловимо законодательного, рассекая волны внимания, обращенного к нему со стороны обслуживающего персонала, а также многочисленных синьоров и синьор, среди которых автор опознал одного из российских мультимиллионеров, пусть краем глаза, но тоже наблюдавшего за телодвижениями неизвестно откуда взявшегося субъекта. Между тем сам субъект не проявлял к окружающей действительности ни малейшего интереса, потому как что же в ней может оказаться важнее, значительнее и судьбоноснее, чем он сам? Примерно так в безмятежную гавань входит тяжелый авианесущий крейсер или оказавшийся в стране лилипутов Гулливер совершает по ней променад.
Человеку-крейсеру было лет тридцать-тридцать пять, длинное пальто нараспашку открывало уже начинавший заплывать жирком торс, рубашка тоже расстегнута, в руках дымящаяся сигара, подчеркивающая сходство с боевой единицей ВМФ.
Подойдя к центру зала, “крейсер” сбавил ход, плавно развернулся и взял курс на двух болтавших по соседству дам, а стало быть, и на находившихся в тех же координатах нас с внучкой. По мере приближения синьора в пальто и сигарой автора охватило непроизвольное желание подняться на ноги, сказать авианесущему что-то душевное с “Бон джорно!” в начале предложения, но тут, заметив внучку, человек в пальто сам приподнял свободную от сигары руку, игриво перебрал пальцами воздух, сказал “Бамбино!” и снял напряжение.
— О, мама миа! — всплеснула руками та, которая не говорила по-русски. Встала навстречу неожиданности скорее всего приятной, чем наоборот, и, затараторив что-то на своем, показала на подругу.
Та тоже поднялась, протянула руку, которая была принята с ожидаемой командорской твердостью. Затем дредноут в пальто ткнул пальцем в сторону соседнего зала, сделал рукой “Чао!” и отплыл, куда показал. Провожая уходящую натуру, дамы затараторили пуще прежнего и, если, условно говоря, в воздух вбрасывалось по двести слов в минуту, то половина из них состояла из “мафиозо”, “депутато” и “брависсимо!”
Обменявшись мнениями, женщины поднялись на ноги и, помахав напоследок внучке ручкой, направились в соседний зал. Чуть позже пересекли его и мы. За накрытым столом сидели человек десять-двенадцать. Перед знакомыми дамами стояли фужеры с розовым шампанским. Между дамами в расстегнутом пальто и по-прежнему не застегнутой на две верхние пуговицы рубашке сидел человек, к которому, по всей вероятности, были обращены: “мафиозо”, “депутато”, “брависсимо!”…
…А теперь из итальянской действительности перенесемся в неитальянскую. После чего оглянемся и попытаемся найти три сходства.  
Милан