О чем молчит Раффи Ованнисян?

Архив 200912/09/2009

Предвыборная кампания лидера “Наследия” Раффи Ованнисяна запомнилась фразой, которую избиратели принимали на ура. “Тер ес?” — спрашивал пожимая им руки кандидат, имея в виду ответственность каждого гражданина за происходящее в стране.

Сегодня, когда основанная им партия оказалась в эпицентре не приносящего ей чести скандала, избиратели вправе обратиться с этим вопросом лично к Раффи Ованнисяну и спросить его об ответственности за то, что происходит в “Наследии”. Другое дело, что Ованнисян почему-то не склонен отвечать на какие-либо вопросы и предпочитает отмалчиваться, наблюдая за тем, как члены его партии поливают друг друга грязью. Говорят, Ованнисян находится вне республики, но этот факт не оправдывает “отца-основателя”, скорее наоборот, дает обильную пищу для домыслов.
Что же произошло в “Наследии”? Если придерживаться хронологии событий, то сначала неожиданный, а главное — абсолютно непонятный отказ лидера партии Раффи Ованнисяна от мандата, затем всплывший в поддерживающей АНК прессе внутрипартийный скандал годичной давности, ставший якобы причиной демарша Ованнисяна, и как следствие — грандиозный скандал между членами правления со взаимными обвинениями в “шпионаже”, “фашизме” и прочих грехах, который закончился перестановками в партруководстве и исключением трех членов правления из партии. В итоге на данный момент председателем правления партии стал Армен Мартиросян, его должность руководителя фракции занял Степан Сафарян, а трое членов правления — представитель “Наследия” в ЦИК Зоя Тадевосян, политический секретарь, депутат НС Вардан Хачатрян и зампредседателя “Наследия” Мовсес Аристакесян, который должен согласно партсписку заступить на вакантное в парламенте место Раффи Ованнисяна — не могут свыкнуться с мыслью, что отныне им “отказано от дома” и они больше не являются членами партии. Формулировки партрешения, согласно которому их удалили, выдержаны в стиле, казалось, давно забытого времени — “за подрывную деятельность”, “за саботаж”, “распространение дезинформации и непристойные высказывания в адрес членов партии”, “за усилия по дискредитации партии”, “за неудовлетворительную работу”… Лексика встречных обвинений и вовсе не поддается идентификации.
Итак, на одном полюсе — Армен Мартиросян, Овсеп Хуршудян, Степан Сафарян, которые обвиняются в якобы инициированных год назад на партпленуме фальсификациях, а также в порочащих их связях с земляческим союзом “НИГ-Апаран”, почетным председателем которого является генпрокурор Агван Овсепян. Избранный мишенью в силу своего апаранского происхождения Армен Мартиросян пытается отмыться от обвинений в продажности властям. В нападении, не стесняясь в выражениях, действует Зоя Тадевосян, которая не намерена отказываться от поста представителя ЦИК, Мовсес Аристакесян, который не собирается отказываться от очереди на депутатский мандат, и Вардан Хачатрян, который пока воздерживается от комментариев. “Я начну говорить через день-два, так как жду реакции рядовых членов партии, после чего только смогу дать комментарии”, — заявил Хачатрян журналистам.
Все трое подозреваются в откровенных симпатиях к АНК и попытках склонить партию стать его сателлитом. “Наследие”, таким образом, оказалось меж двух огней. С одной стороны — подозрения в лояльности властям, с другой — обвинения в поклонении АНК.
В АНК, естественно, не признают, что приложили руку к расколу в “Наследии”. “Конгресс не направлял в партию шпионов или агентов, чтобы расколоть ее изнутри”, — заявил представитель АНК Ованнес Игитян, выразив надежду, что ситуация вскоре утрясется. Его коллега Левон Зурабян оказался менее дипломатичным и на просьбу прокомментировать происшедшее в “Наследии” заявил, что на фоне глобальных вызовов не считает нужным останавливаться на таких мелочах, как ситуация в “Наследии”. И хотя оратор не уточнил, являются ли эти мелочи приятными для АНК, можно предположить, что конгресс вполне удовлетворен происшедшим. Несговорчивость “Наследия”, его попытки отстоять собственное лицо на оппозиционном фланге давно вызывали раздражение в АНК.
Представитель АРФ Дашнакцутюн Агван Варданян, комментируя раскол в единственной оппозиционной партии в парламенте Армении, выразил сожаление по этому поводу, однако заметил, что “Наследие” ничего не потеряло от того, что Зоя Тадевосян покинула его ряды.
У республиканца Рафика Петросяна, которого еще пару недель назад “Наследие” пыталось привлечь к ответственности за то, что он назвал партию “проектом, выполняющим заказ из-за рубежа”, можно сказать, наступил “звездный час”. От своих прежних слов он, естественно, не отказывается, добавляя, что Раффи Ованнисяну помешало создать сплоченную партию то обстоятельство, что он почти постоянно находится за рубежом. Злые языки дополняют Петросяна предположением, что Ованнисян, дескать, закончил свою миссию и потому открестился от партии. Явно затянувшееся молчание последнего лишь льет воду на мельницу подобных предположений.
Как бы то ни было, раскол в “Наследии” не первый и не последний на политическом поле республики. С тех пор как в стране утвердилась многопартийная система, приходится мириться с издержками партстроительства — с тем, как сначала сходятся якобы на крыльях идеологического согласия, а потом расходятся по непонятно каким мотивам, чаще всего далеким от идейных. В целом редко кому удается цивилизованный политический развод без личных оскорблений и стирки грязного белья. Как правило, бывшие партколлеги разбегаются в разные стороны, не стесняясь в выражениях, иногда и до рукоприкладства дело доходит. Тот поток взаимных оскорблений, что озвучили в “Наследии” за последние два дня, свел на нет авторитет, который партия нарабатывала годами. Демократическая риторика, которой бравировали ее члены с парламентской трибуны, попытки привить новую политическую культуру в виде ротации политического руководства, у нас, мол, никто не держится за должности, — все это куда-то улетучилось, уступив место нездоровой возне и оставив горький осадок разочарования не только у поклонников партии. В этом смысле каждый такой скандал отбрасывает политическое поле республики назад в его развитии, дискредитируя партийную систему в глазах доверившихся ей граждан.
Тамара ОВНАТАНЯН