О чем будут “жестко дебатировать” в меджлисе, или Обещанного сто лет ждут?

Архив 200905/12/2009

Госминистр Турции и глава турецкой делегации на переговорах по вступлению страны в ЕС Эгемен Бахтыш заявил, что “Турция была первой страной, которая признала независимость Армении после развала Советского Союза, но когда Армения вторглась в Карабах, мы были вынуждены закрыть наши границы”.
Это заявление он сделал в ходе встречи с членами Комитета по иностранным делам Европейского парламента. “Азербайджанцы — наши братья, и будет сложно нормализовать отношения между народами Турции и Армении без достижения прорыва по этой проблеме”, — добавил он. При этом, однако, подчеркнул, что Анкара намерена “играть мирную роль в Южнокавказском регионе”, для которого возобновление отношений между Турцией и Арменией “будет полезно”. Отвечая на вопрос о возможности ратификации двух протоколов, он объяснил, что премьер-министр Турции поддерживает процесс ратификации, но он ожидает жестких дебатов в парламенте по этому вопросу. Здесь следует сделать ремарку. Турция закрыла границу вовсе не “после вторжения Армении в Карабах”. Мы туда не вторгались, потому что всегда там жили. Граница была закрыта после того, как части Армии обороны НКР, расширяя Лачинский коридор, вошли в Кельбаджар, а в скором времени заняли еще пять районов собственно Азербайджана. Уже одно это — если следовать элементарной логике — должно означать, что согласие армянской стороны на поэтапный вывод войск из пяти районов вокруг Карабаха полностью удовлетворит турецкий “братский инстинкт” в отношении Азербайджана. Собственно говоря, даже президент Ильхам Алиев признает, что сегодня переговоры ведутся именно относительно этого пункта — “освобождения пяти районов вокруг Нагорного Карабаха”. И далее то, что является условием вывода: “В обмен на это Азербайджан отказывается от применения силы в решении конфликта, предоставляет НК временный статус и фактически легализует существующий там режим. После этого на основе консенсуса вырабатывается окончательный статус НК на основе голосования, формы которого будут еще согласованы”. И вот именно последний пункт вызывает понятное отторжение как в Степанакерте, так и в Ереване. Окончательная процедура урегулирования должна предусматривать плебисцит, который разрешит статус края простым большинством голосов, и никак иначе. Понятно, что Баку этому противится, говоря о “самой высокой степени самоуправления Карабаха в составе Азербайджана”.
Естественно, такому не бывать. Однако все это само по себе означает, что, несмотря на зафиксированный главами МИД стран-посредников прогресс в переговорах и их призыв “поддержать позитивную динамику последних”, дебаты вокруг согласования базовых принципов и уж тем более будущего рамочного соглашения продлятся еще очень долго. В этой связи уместно вспомнить не столь давнее высказывание Ильхама Алиева, который говорил, что “статус Карабаха может оставаться неопределенным еще сто лет, а то и вечно”. Предположим, что так. Означает ли это, что турецкая сторона, постоянно подчеркивающая зависимость диалога с Арменией и ратификации договоров от хода мирного процесса в Карабахе, намерена эту самую ратификацию заморозить на сто лет или навечно? Как-то не очень верится, что премьер-министр Реджеп Эрдоган, который в понедельник встретится в Вашингтоне с президентом Бараком Обамой, будет оперировать в беседе с американским лидером такого рода формулировками. Напротив, он должен будет сообщит собеседнику что-либо позитивное в связи с армяно-турецким диалогом. Потому что Анкаре с Вашингтоном надо решать очень много очень важных вопросов — от турецко-израильских и турецко-иранских отношений, до афганской повестки. И желательно, чтобы разговор проходил на позитивном фоне. Сообщение о том, что комиссия по внешним сношениям турецкого меджлиса приняла в целом положительное заключение относительно протоколов, сильно поспособствовало бы возникновению такого фона. Тем более что и в своем недавнем письме председателю Совета попечителей Армянской ассамблеи Америки (ААА) Грайру Овнаняну президент Обама не только назвал армяно-турецкий диалог явлением “историческим”, но и вновь подчеркнул, что “нормализация отношений должна происходить без условий и в разумные сроки”.
Поэтому не исключено, что после “жестких дебатов” комиссия уже сегодня-завтра примет решение вынести протоколы на рассмотрение парламента. В конце концов, это ни к чему не обязывает, а “конструктивный настрой” турецкой стороны и динамику в процессе демонстрирует вполне. Тем более что вопрос о выводе армянских сил из пяти районов вокруг НКР, кажется, принимает уже конкретные очертания. Так что этот самый главный для блокады границы аргумент отпадает. И уже в самое ближайшее время станет ясно, желает ли Анкара продемонстрировать миру свою добрую волю.
Армен ХАНБАБЯН