О чем будут говорить президенты на саммите в Вене

Архив 201319/11/2013

Посол США в Азербайджане Ричард Морнигстар выступил, на первый взгляд, со странным заявлением. По его словам, “информация о том, что президенты Азербайджана и Армении встретятся в Вильнюсе в рамках саммита “Восточного партнерства”, не соответствует действительности”. В то же время он выразил надежду, что “встреча между президентами состоится”.

Если бы такие заявления прозвучали бы из Еревана или Баку, то они воспринимались бы естественно. Но когда помощник госсекретаря США по вопросам Европы и Евразии Виктория Нуланд заявила, что “госдепартамент США приветствует решение президентов Армении и Азербайджана возобновить прямые переговоры по урегулированию нагорно-карабахского конфликта, провести впервые за два года встречу в ноябре”, складывается впечатление, что патронаж над процессом карабахского урегулирования перешел к США.
Россия после серии проведенных при ее посредничестве саммитов Саргсян-Алиев публично не выдвигает никаких инициатив по карабахскому урегулированию. Одно время Париж намекал, что имеет какие-то свои рецепты, как “вылечить карабахскую болезнь”, но и у него ничего не получилось. Что касается Вашингтона, то президент США Барак Обама призывал Алиева “найти решение карабахской проблемы на основе достигнутых прежде компромиссов”. В то же время американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Джеймс Уорлик заявил, что “у него нет своего сценария по карабахскому урегулированию”.
Напомним, что согласие Саргсяна и Алиева на встречу явилось результатом состоявшегося 4-5 ноября визита сопредседателей Минской группы в регион. Экспертами в этой связи были названы три причины, объясняющие необходимость такого саммита:
1. Либо встреча очень необходима лично президентам, особенно с точки зрения их внутренних проблем.
2. Либо она нужна сопредседателям Минской группы ОБСЕ, чтобы уменьшить опасность возобновления войны (невозобновление войны прежде всего — в интересах самих жителей региона — ред.).
3. Либо сопредседатели сделали сторонам новые предложения, в результате чего возникла необходимость обсудить их на президентском уровне.
Действительно, сопредседатели МГ ОБСЕ намекали, что “представят сторонам новые подходы, которые помогут сдвинуть с места процесс урегулирования конфликта”. Но что это за “подходы”, существует ли какой-либо новый сценарий урегулирования конфликта, пока неизвестно.
Конечно, президенты Азербайджана и Армении будет встречаться не для того, чтобы сыграть в нарды или попить чайку. Надо полагать, что им предложена определенная переговорная повестка. Накануне большинство депутатов Национального собрания Армении не поддержало законопроект об официальном признании Нагорно-Карабахской Республики (НКР). За предложение оппозиционной фракции “Наследие” выступили лишь 10 депутатов из 131. Ясно, что признание Арменией НКР суверенным государством означало бы срыв венского саммита. Но зафиксирована позиция, озвученная замминистра иностранных дел Шаваршем Кочаряном: “Де-факто Армения давно признала НКР. Между нами заключено около 100 договоров, и они работают на паритетной основе. Минский процесс урегулирования конфликта подразумевает выработку единого подхода Армении и Азербайджана к его решению, после чего к составлению мирного договора подключится и НКР”.
…На заседании 14 ноября Постоянного совета ОБСЕ в Вене сопредседатели Минской группы ОБСЕ обозначили позицию, согласно которой мирное решение карабахского конфликта не имеет альтернативы. Это дает основание предполагать, что конфликтующим сторонам предложат в Вене подписать пакт о прекращении состояния войны. Азербайджан может пойти на такой шаг, но при условии, что сценарий дальнейших пошаговых действий будет его устраивать вообще, или только “на данном этапе”. При этом Азербайджану будет необходимо радикально изменить свою идеологию на карабахском направлении, что вряд ли возможно сделать в результате только двусторонних договоренностей.
Дело в том, что после заявления о присоединении Армении к Таможенному союзу появились “глухие” намеки со стороны Москвы о новых гарантиях безопасности Карабаха, что, кстати, видимо, дает основания говорить о возможностях со стороны России применить в отношении Карабаха “осетино-абхазский сценарий”. При этом некоторые эксперты не исключают того, что при определенных обстоятельствах, связанных прежде всего с развитием ситуации на Большом Ближнем Востоке, Россия может выступить со своими новыми, неожиданными — как для Баку, так и Еревана — инициативами по урегулированию карабахского конфликта.
Если это так, то тогда предстоящий саммит Саргсян — Алиев, активно поддерживаемый США, ориентирован в первую очередь на упреждение нежелательного для обеих сторон развития событий. Не случайно бакинские и ереванские политологи, ссылаясь на известные, официально декларируемые позиции Азербайджана и Армении, призывают “не ожидать от саммита каких-либо сенсационных результатов”. Главное — вступить в личный контакт и таким образом обозначить начало переговорного процесса. Вот почему заявление посла США в Азербайджане Ричарда Морнигстара о том, что президенты Азербайджана и Армении не будут встречаться в Вильнюсе в рамках саммита Восточного партнерства, можно оценивать как мнение хорошо осведомленного дипломата. Действительно, о чем можно будет говорить в Вильнюсе, если все будет до этого оговорено в Вене.
Станислав Тарасов
Обозреватель ИА REX
(С сокращениями)