Нжде вне стандартов

Архив 201110/12/2011

В этом году армянство отметило 125-летие со дня рождения крупнейшего национального политического деятеля и философа Гарегина Нжде (1886-1955). Задолго до этого было решено воздвигнуть в Ереване памятник замечательному герою…

В мае художественный совет мэрии единогласно отверг предложенный проект конного памятника. Счел его совершенно несоответствующим истинному образу Нжде. Решили заново объявить конкурс, при этом широко оповестить отечественных ваятелей и дать достаточное время для вызревания идеи и подготовки проекта. Напрягли вдохновение и засучили рукава 11 творческих тандемов — скульптор плюс архитектор. Проекты экспонировались в Доме художника и все желающие могли их узреть. На днях худсовет рассмотрел конкурсные предложения, но ни один из проектов не вызвал катарсиса. Что ж, отрицательный результат тоже результат.
Отметим, что место установки памятника изменено. Ранее по чьему-то мудрому решению памятник было решено водрузить на площади Нжде, в том самом месте, где стоит статуя Сурена Спандаряна. Эту роковую ошибку исправили — нашли для Нжде достаточно удачное место, там, где пересекаются Главный проспект и улица Анрапетутян, прямо по оси проспекта. А Спандарян останется где был.
Сказать, что представленные проекты разочаровали — не сказать ничего. Они внесли в души членов худсовета сумятицу и тревогу. Было реальное ощущение, что на дворе не декабрь 2011 года, а зима 60-70-х годов, а то и раньше. То есть самый разгар торжества того самого соцреализма, но декорированного национальной символикой. Этакое “дежа вю”. И неспроста. Несколько авторов опять же водрузили Нжде на коня. Наиболее крутой ваятель-патриот с простодушной “наивностью” изобразил Нжде стремглав мчащегося вниз по каменистому склону, однако с мечом в одной руке и с книжицей — в другой. Скорее всего это разработанная Нжде национальная идеология “Цегакрон”, хотя очень было похоже на цитатник “великого кормчего” Мао. А может, даже Евангелие. Поди разберись. Вообще мечей было много, очевидно, иначе Нжде трудно идентифицировать. Один из конкурсантов усадил Нжде на некий трон, у подножия которого уютно разместились два огромных льва. Некоторые изобразили героя по подобию революционеров: могучий богатырь, огненный взор, распахнутая шинель и прочие детали, в том числе “грудь в орденах”. Таких трудноразличимых памятников в советской стране было великое множество. Особенно их любили сооружать в послевоенные годы и вплоть до 90-х гг. Не будем описывать далее, читатель наверняка понял, каким видится Гарегин Нжде участникам конкурса. В итоге худсовет решил дать скульпторам и архитекторам новый шанс, и весной представить новое толкование личности Нжде — светлого, мужественного и трагического человека. Говоря иными словами, мэрия скоро объявит II тур открытого конкурса — и не проектов, а идей.
Какой результат получим к 1 марта 2012 года — трудно сказать. Сила инерции ведь очень сильна — что у людей искусства, что у публики. Публика в большинстве и вовсе консервативна. Вспомним, сколько крайне радикальных мнений вызвал безобидный памятник Арно Бабаджаняну (авт. Д.Беджанян). Средний гражданин хочет полной — один к одному — узнаваемости и тривиальных композиционных решений. Того же часто хочет и заказчик или тот, кто спонсирует памятники. В итоге и в Ереване, и в Гюмри, и в Ванадзоре, и в Эчмиадзине появились в последние годы памятники более чем посредственного художественного качества. Не говоря о том, что часто все решается на уровне местной власти, совершенно не разбирающейся в вопросах монументального искусства.
Надо прежде всего определиться, какого Нжде мы хотим иметь в армянской столице. Какова, используем популярное слово, концепция? Нам нужен военачальник, отстоявший Зангезур, или политический, государственный деятель, или мтаворакан-философ, или жертва КГБ? Что-то должно доминировать.
Но что? Всадник на коне — романтично, конечно. Однако заметим, всадников было много, а мыслитель был один. К тому же на этой оси, в нескольких сотнях метров стоит Вардан Мамиконян. Да и вообще в столице уже наличествуют пять конных статуй. А может, пойти по другому пути, более условному, без львов, орлов, сабель, мечей, крестов и “цитатников”? Короче, без помпы, роскоши, без столь почитаемого гигантизма, правда, более чем выгодного. Памятник Нжде по определению не должен стать неким исполненным юбилейным пунктом — лишь бы. Такие жутковатые “лишь бы” поспешили соорудить в Гюмри, в Горисе. Нужен высокохудожественный памятник этому незаурядному человеку. Желательно неожиданный, вне приевшихся стандартных разработок — на дворе второе десятилетие XXI века! В конце концов похожий портрет может слепить каждый профессионал. Поспешность в таком деле до добра не доводит. Вся страна утыкана поспешными недозрелыми дилетантскими памятниками. Не нужно прибавлять к ним еще один. Отмерим сто раз, иначе потом будет мучительно стыдно.