Нужен ли дьяволу адвокат Левон Тер-Петросян

Архив 201121/04/2011

вновь выступил с позиций защитника азербайджанских интересов
На днях первый президент Армении дал интервью телеканалу ВВС, в котором затронул несколько проблем, представляющих определенный интерес для историков современности. В частности, рассказ о признании Россией государственной независимости Республики Армения, несмотря на некоторую наивность повествователя, способен послужить материалом для школьных учебников. Не меньший интерес представляет и признание Тер-Петросяна о том, что по крайней мере он лично не представлял себе последствий Арцахского движения, в ряды лидеров которого, пусть даже с некоторым опозданием, влился будущий первый президент Армении.

Откровенно говоря, трудно представить лидера армянского движения за освобождение плененной Азербайджаном части Родины, не догадывающегося, что это требование обязательно выльется в вооруженное столкновение. Подобное непонимание реалий и менталитета закавказских турок послужило причиной зарождения многочисленных вооруженных отрядов самообороны, в основном составленных из патриотически и трезво мыслящих парней, к сожалению, лишенных централизованного командования.
Невозможно согласиться и с интерпретацией Арцахской проблемы со стороны Л.Тер-Петросяна. И дело, естественно, вовсе не в изъянах рассказа об истории Каракалпакии. Проблемы в другом.
Так, Тер-Петросян, и это невозможно не заметить, стремится обвинить в конфронтации Азербайджана с Арцахом руководство СССР. “…Вместо того чтобы внимательно изучить эту проблему, советское руководство приняло совсем конфронтационную политику, — говорит Тер-Петросян, и продолжает: — …как раз Центр разжег этот конфликт. Они ввели войска, объявили чрезвычайное положение, комендантский час и так далее. Конечно, после этого процесс радикализировался”.
Можно представить, что Левон Тер-Петросян сегодня пытается навешать всех собак на советское руководство в угоду, как принято говорить, мировому сообществу. Запад, одним из рупоров которого является как раз ВВС, никогда не симпатизировал Советскому Союзу, и, безусловно, даже спустя 20 лет симпатизирует советским диссидентам. Не исключаю также, что подобным путем Тер-Петросян стремится восстановить пошатнувшееся доверие того же Запада. Однако подобная интерпретация событий 1988 года вольно или невольно оправдывает действия Баку по отношению к армянскому населению Арцаха и Азербайджанской ССР.
Придется напомнить — не Тер-Петросяну (он как раз хорошо осведомлен), а читателю, краткую хронологию событий 1988 года.
Итак, 20 февраля 1988 года на сессии Областного Совета народных депутатов Арцаха было принято решение просить Верховные Советы Армении, Азербайджана и СССР о восстановлении исторической справедливости и воссоединении Арцаха с Арменией. А спустя всего два дня, 22 февраля, многотысячная толпа погромщиков, вооруженных металлическими прутьями, цепями и даже огнестрельным оружием, громя и круша на своем пути дома и производства, двинулась из азербайджанонаселенного города Акна (в то время — Агдама) на Степанакерт. Однако уже в Аскеране толпа была остановлена и обращена в бегство молодыми и немногочисленными армянами-жителями поселка. При этом были убиты двое погромщиков из числа закавказских турок.
Как видим, конфронтационный путь решения проблемы был избран именно в Азербайджане, ибо вряд ли можно считать, что союзное руководство стремилось, да и могло организовать набег турок на Арцах. Руководство СССР менее всего было заинтересовано в пробуждении фактора азербайджанской толпы, турецкого инстинкта насильника и убийцы. Совершенно другое дело — нерасторопность и бюрократизм чиновничьего аппарата СССР, в том числе и в силовых структурах. Кровавые погромы армян в Сумгаите не являлись следствием заговора Москвы, а отражали постоянную, генетическую готовность закавказских турок к погромам и убийствам беззащитных людей. Горбачев был по-своему искренен, когда говорил, что “войска опоздали на три часа”. Три дня или три часа — бюрократия не видит разницы, и можно спокойно утверждать, что это сам Горбачев соизволил рассмотреть сведения из Сумгаита с опозданием на три дня. Хотя я вовсе не исключаю, что Азербайджан преднамеренно задержал сводки из республики в Центр.
Как бы там ни было, “радикализации процесса” послужили не грубые и неуклюжие действия Москвы — ей это не было выгодно — а устроенные руководством Азербайджана погромы и убийства. Стоило бы напомнить, что один из убитых погромщиков из Акны был застрелен азербайджанским милиционером, что начисто игнорировалось бакинской пропагандой, упорно сообщавшей об “убийстве армянами двух азербайджанцев”. Напомню также, что войска в Арцах вошли гораздо позже описываемых событий, а комендантский час в Степанакерте был введен вечером 18 сентября 1988 года, после очередного нападения жителей Ходжалу на проезжающие в Степанакерт машины с армянскими пассажирами.
Путь конфронтации, а затем и военной агрессии против Арцаха избрал Азербайджан, и негоже Л.Тер-Петросяну выступать в роли адвоката дьявола.
…На вопрос: “В какой момент стороны были близки к заключению полноценного мирного соглашения?” — Л.Тер-Петросян отвечает: “Я думаю, это был 97-й год. В 97-м году была возможность решить эту проблему. Передать какие-то территории Азербайджану, заключить перемирие, создать промежуточный статус Нагорного Карабаха, потом уже решить вопрос окончательного статуса Нагорного Карабаха”. А на вопрос: “Почему этого не произошло?” — следует ответ: “Потому что карабахцы считали, что этого мало. Подход был максималистский. Они думали, что можно еще дожать и получить больше. Не только карабахцы, но и в моей команде были люди, убежденные, что это так. Они не пошли на этот план”.
Просматривая эту часть интервью Левона Акоповича, трудно вновь не порадоваться тому, что в 1997 году в окружении президента Армении оказались “максималисты”, не готовые согласиться на передачу (очень точное слово избрал Тер-Петросян) Азербайджану “каких-то территорий” в обмен на “промежуточный” статус Республики Арцах. Уже не говоря о том, что эти территории являются исконно армянскими, что там еще до 1918 года жили подвергнувшиеся массовой резне и депортации со стороны турецких войск армяне, что этот самый “промежуточный” статус Азербайджан и по сей день предлагает суверенной Республике Арцах…
Очевидно, передача Азербайджану любых армянских территорий явится для этой республики дополнительным стимулом к продолжению политики шантажа и угроз и подготовки к военному пути конфронтации — с несравнимо лучших военно-стратегических позиций, чем сегодня. Это не эмоциональная оценка ситуации, она основана на знании менталитета закавказских турок и планов Азербайджана по отношению к Арцаху. Любая уступка с нашей стороны воодушевит противника, никогда не понимавшего благородства сильного, и окончательно убедит его в необходимости возобновления войны. По мнению закавказских турок, согласиться на уступки способна лишь слабая сторона, а слабых они предпочитают резать.
С этой точки зрения согласие на “промежуточный” статус для суверенной Республики Арцах лишь укрепит Баку в решимости восстановить территориальную целостность советского Азербайджана. С учетом передачи этому образованию “каких-то территорий” нетрудно представить последствия согласия на “промежуточный” статус для Республики Арцах и Армении в целом. По этой причине не могу не заметить: нынешний оптимизм Л.Тер-Петросяна зиждется именно на том, что в 1997 году предлагаемый им план по урегулированию конфликта был отвергнут. А также — на мощи Армянской Армии.
Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН