Нур,.. и не только

Архив 200929/09/2009

Армана Давтяна стали называть Нуром после того, как он в четырехлетнем возрасте в детском спектакле сыграл роль граната. Какой смысл вкладывает он сам в это не совсем обычное, но уже ставшее известным мировым брендом прозвище? Об этом — и не только — рассказывает он сам, гость “НВ” — художник, ювелир, дизайнер Арман ДАВТЯН.
— Если честно, я долго сопротивлялся этому прозвищу. Но потом, решив, раз люди в этом видят какой-то смысл, тихо смирился и сдался. И вообще, награждать Нура эпитетами должен не Арман Давтян, а скорее всего его друзья. Что они, кстати говоря, и делают: например, Шушан Петросян называет меня Нрнаком, вкладывая в это дело, как вы понимаете, несколько иной смысл, Эдуард Аянян (редактор журнала “RBA”) называет меня почему-то персиком и т.д. Шутки, конечно, шутками, но “Нур” как бы невольно стал для меня символом жизни, но… не как фрукт. Скажу больше — этот фрукт для меня вне гастрономических интересов. Единственную аналогию, которую можно провести между мной и гранатом, — это, наверное, идентичность количества зернышек, коих, как известно, 365, и моих рабочих дней в году. Я получаю огромное удовольствие от своей работы. Я “наркоман” своей работы — работаю по 18 часов в день. Иначе говоря, Нуру плохо, когда он не работает!
— У Нура три высших образования — дипломы факультета “Художественная обработка металла” Института прикладного искусства, Института гемологии в Москве и Колледжа искусств в США (Майами). Но есть и четвертое, не маловажное, наверное, образование — актерское. Многие помнят оригинальные сценические этюды очень живого, самобытного актера студии Камерного театра — Армана Давтяна. Что дал актер Арман Давтян дизайнеру-ювелиру Нуру?
— Есть искусствоведы, которые абсолютно не умеют общаться. И им это, как искусствоведам, не мешает, так как, являясь профессионалами в своих областях, работу свою они исполняют от этого не хуже. Для меня же умение общаться — это очень важная и незаменимая составляющая моего творчества. В моем деле очень важно уметь входить с людьми в контакт и получать ту необходимую информацию, которая затем будет использована в изготовляемом для этого человека изделии. Это обязательное условие: я должен пообщаться с человеком, понять его внутренний мир, его слабые и сильные стороны и т.д. Вот именно умению легко и непринужденно общаться я научился в Камерном театре. Это именно то мастерство, которое студиец театра Арман Давтян передал Нуру.
— В 1994 году Нур основывает свою собственную арт-студию “Нур дизайн”, которая функционирует и поныне. А интересно, какими умениями или свойствами должен обладать тот, кто изъявит желание обучаться в арт-студии “Нур дизайн” и вообще решивший посвятить себя этой профессии?
— Желанием. Большим желанием учиться! Конечно, было бы неплохо, если б он умел также рисовать. Однако даже профессиональное владение карандашом не перевесит отсутствия рвения, желания и веры в себя. Я уверен и не перестану утверждать, что, если человек чего-то очень хочет, то он обязательно этого добьется.
Другое дело, что многие воспринимают обучение у меня “путевкой в легкую жизнь”. Увы, это не так. Обучение у меня не является гарантией последующего высокого заработка. Лишь немногие, пройдя тут обучение и найдя свой собственный стиль, свое лицо, пробиваются и становятся признанными мастерами в этой области. Все зависит от самого человека — я лишь могу дать ему то, что знаю, что умею… Я изначально пытаюсь развить в нем креативное мышление, выявить его индивидуальность, его почерк и не дать ему раствориться в весьма естественном и неизбежном подчас желании перенять почерк учителя.
К несчастью, это не всегда удается. Из 57 учеников моей студии только двух-трех я могу назвать действительно мастерами. Буквально недавно отбыл на учебу в Великобританию один из моих учеников — Саркис Мнацаканян. Так вот поначалу его даже не хотели принимать в университет на том основании, что… не нашли нужным ему там учиться, взамен предложив ему преподавать там и проводить мастер-классы. Это прекрасно, и я очень горд за своих учеников. Единственное мое желание, чтобы все они работали и творили также на благо нашей страны.
— Кстати о мире. Ты сделал 20 золотых брошек, усыпанных изумрудами, бриллиантами, сапфирами для Мадлен Олбрайт, “дагдаган” — для Андреа Агасси, большое колье с 1700 маленькими камешками в честь 1700-летия принятия христианства в Армении — для Шер, и практически у всех мировых знаменитостей есть украшения, подписанные “Нур”. А кто из армян — политиков, представителей искусства и, вообще, людей известных (кроме “Мисс Армения” и “Мисс Закавказье”, конечно) — носит твои украшения?
— Я бы не хотел раскрывать имен многих, кто стали хозяевами моих украшений. Могу лишь сказать, что очень горд, так как мои работы есть в коллекциях Майи Плисецкой и Элла Джероу. Это люди, которых я обожаю и которые с детства являются моими кумирами. Мне также очень приятно, что украшения от Нура носят Татевик Оганесян, Нино Катамадзе, Шушан Петросян, Авет Барсегян, Тигран Петросян, Асмик Карапетян и многие другие. Кстати, все они “живые” исполнители, а не работающие “под фанеру”. Так что мои украшения есть у тех, кто не врет…
— 26-го ноября 2007 года в ресторане “Ноев Ковчег” легендарный коньяк АрАрАт устроил закрытый ужин по случаю приезда топ-менеджера компании “Pernod Ricard”. Представлены 12 оригинальных костюмов от Нура, состоящих из платьев, головных уборов и, конечно же, украшений, а само дефиле проходит под восхитительное вокальное сопровождение известной армянской оперной певицы Асмик Торосян. Расскажи о своих последних показах.
— Это был уже третий по счету показ. Самый первый показ моей коллекции “Арарата” состоялся в начале октября на “Russian Fashion Week”. Если честно, я ни на что не надеялся, а лишь был рад представить свои работы на этом высоком подиуме. Однако, к моему великому удивлению, коллекция не только стала “Лучшей коллекцией года”, но и победила в том году почти во всех номинациях.
Также хотел бы отметить участие в показе выдающейся, на мой взгляд, певицы Асмик Торосян. Было решено музыкальным оформлением для показа коллекции избрать “живой” вокал. На протяжении всего показа (т.е. полчаса без малого) певица должна была находиться на заднем плане и исполнять произведения Комитаса. Будучи одетой как модели на подиуме, она ничем не давала собравшимся повода думать, что является не моделью, а певицей. И лишь когда в самом конце показа, она, продолжая петь, сама вышла вперед… зал оцепенел! Никто и подумать не мог, что на протяжении последних тридцати минут для них звучала не запись, а живое исполнение певицы с таким редким, мощным голосом!
Кстати говоря, мощь своего голоса Асмик доказала во время следующего показа, который состоялся на ВДНХ под открытым небом, возле фонтанов Дружбы Народов. В самый последний момент перед выступлением отказала звуковая аппаратура, и Асмик пришлось ходить между собравшимися и петь — естественно в несколько раз громче обычного. Абсолютно синхронно с окончанием показа вернувшись на подиум, она вызвала шквал аплодисментов оторопевшей аудитории.
…Вернули нас, а точнее, меня в чувство лишь в Ереване, и не группа встречающих в аэропорту журналистов, а “чуткие” работники правоохранительных органов… арестовав меня вместе со всеми призами за неправильную парковку. Вернулся я домой на четыре часа позже: уставший, сердитый, но… счастливый.
Рубен ПАШИНЯН