Нубарашен вконец “особачился”

Архив 200920/10/2009

В последние месяцы в поселке Нубарашен бродячих псов расплодилось видимо-невидимо. “Шарики” и “тузики” не только совершают променад средь бела дня, но и активно продолжают род на виду у всего честного народа. Мимо же мусорных баков, опорожняемых в поселке не так часто, как хотелось бы, пройти непросто: многие сучки, только обзаведшиеся потомством, предпочитают ютиться в их окрестностях, при этом агрессивны донельзя. Все лето нубарашенцы пытались понять причину собачьей густонаселенности, пока на днях не состоялось официальное открытие установки по сжиганию биогаза с близлежащей к поселку горсвалки. Здесь-то и обитала ранее целая армия псов…

Гектары, предназначенные для обезвреживания биогаза, японцы засыпали песком, разумеется, предварительно обнеся оградой. Кроме того, владения компании принялись активно охранять — секьюрити не подпускают к мусорке даже бомжей. В итоге единственным приютом для собак остались порядка 4 га, оставленных под новый мусор. И четвероногие подались за пропитанием в близлежащий населенный пункт. Теперь нубарашенцы с ужасом представляют, насколько собачья населенность поселка превысит нормативные показатели после будущей зимы, когда псы примутся активно плодиться. Если за стерилизацию или, как называют процесс в соответствующей службе, за обезвреживание псов не примутся уже сейчас, то позже справиться с армией новорожденных песиков будет сложнее.
Меж тем в компании, призванной сдерживать собачий приплод — ООО “Юниграф Икс”, — уверяют, что работы ведутся, причем перманентно. Однако нубарашенцы в последний раз наблюдали так называемый “собачий ящик” в середине лета. Причем даже не наблюдали, а… слышали. Известно, что в качестве способа сокращения количества бродячих животных компания призвана применять два метода — обезвреживание (как отстрел, так и усыпление) и стерилизацию. Так вот сотрудники компании, отправившиеся в Нубарашен, судя по жуткому вою и стонам, раздающимся в полночь, избрали обезвреживание, причем в виде отстрела. Частенько “бригады” заезжают в полночь, когда в летнюю пору порой не спят и дети. Но ведь даже для этого малогуманного метода существует правило — отловить пса и лишить его жизни далеко за пределами населенного пункта…

Но охотники не церемонятся и отчего-то пускают в ход ружья. Меж тем в компании уверяют, что речь идет чаще об усыплении. По-любому собак лишают жизни, и тут уж им без разницы: уснуть навсегда или пасть от пули. Ну а то, что в Нубарашене собак предпочитают “обезвреживать”, свидетельствует и официальная статистика: на сайте компании значится, что в минувшем сентябре тут было обезврежено 11 собак и 0 — простерилизовано! Быть может, нубарашенские псы сплошь агрессивны и больны — именно такие особи, пояснили в “Юниграф Икс”, подвергают убою.
Однако же, думается, причина в ином. Стерилизация довольно накладна: на самца требуется 8800 драмов, на самку и вовсе по 11500 драмов. Остальные два способа более экономны: в случае усыпления речь идет о 3300 драмах, при отстреле — 2400 драмов. Понятно, что в кризис при скудости бюджета горвластям лучше экономить. Но непонятно другое — средства выделяются, так сказать, по факту, стало быть, мэрия готова выделять столько, сколько надо. Однако псов стерилизуют все же меньше, нежели “обезвреживают”. За исключением разве что января, когда стерилизация составила 14% против 8% “обезвреживания”, и февраля, когда расклад был 19% против 11%. Согласно же сентябрьской статистике обезвреживание и стерилизация шли почти вровень — по 6% и 5% соответственно. Причем пообщинно цифры и вовсе любопытны.
Скажем, в общине Центр прооперировали 41 пса и 199 обезвредили. В Арабкире стерилизовали 35 собак, 166 — обезвредили. В Канакер-Зейтуне обезвреживанию подвергли 195 псов и лишь 31 лишили способности продолжения рода. Примерно такова же ситуация в остальных общинах общинах — показатели обезвреживания как минимум втрое превышают показатели стерилизации. И непонятно, откуда столь странное процентное соотношение сентября в раскладе на весь город. Но это еще полбеды. Беда в том, что чисто визуально возникает ощущение, будто стерилизация не проводится вовсе. Если ранее была идея повязывать на “стерильных” псах ленточки, то позже возникла задумка надевать пластиковые ошейники. Однако едва кто из ереванцев хоть раз видел пса с “пластиком” на шее. Можно допустить, что животные активны и срывают ленты, но как они умудряются стаскивать с себя ошейники?
Другая проблема — в местах дислокации уже прооперированных псов. По словам замдиректора “Юниграф Икс” Лилит Григорян, их вывозят на окраины города, где и отпускают. Так что понятно, откуда в Нубарашене такое изобилие собак. К тому же, со слов Григорян, псы устремляются в столицу, изобилующую потенциальным для них кормом, со всех близлежащих к Еревану районов. Но, по словам Григорян, уже к 2011-у процесс “обезвреживания” останется в прошлом и псов будут лишь стерилизовать. Выходит, если операции пройдут такими же темпами, что и сейчас, собак снова наплодится выше крыши. Причем наверняка опять же в Нубарашене — эта периферийная община, изобилующая “зибилом”, кажется, всегда будет облюбована гавкающими представителями фауны…
Ася ЦАТУРОВА