“Новый министр обороны Армении — более желательный деятель для Запада”

Архив 201611/10/2016

Назначение Вигена Саркисяна на должность главы оборонного ведомства стало резонансным событием в политической жизни Армении, ведь он — гражданское лицо. Как отметил в беседе с ИА REGNUM эксперт по политическим и избирательным технологиям Армен Бадалян, это назначение нужно рассматривать в контексте общей схемы формирования правительства, сообшает Regnum.

«Условно говоря, процесс формирования правительства Армении был похож на создание руководящего органа открытого акционерного общества. То есть у кого больше акций в данной компании, тот и назначает своих представителей в руководстве ОАО, а в данном случае — в составе правительства», — подчеркнул Бадалян.

По словам эксперта, из-за того, что «большая часть акций» сегодня находится в руках России, именно она и назначила нового премьер — министра и главу МИД. «Пакетом акций в так называемом ОАО, владеет также Республиканская партия Армении. Она также назначила своих представителей в состав правительства», — отметил эксперт.

Он подчеркнул, что аналогичные «пакеты» есть также у президента Армении Сержа Саргсяна, назначившего министрами членов партии Дашнакцутюн, а также у Запада, который поддержал назначения в двух ведомствах — Министерстве международной экономической интеграции и реформ и Минобороны. «Не секрет, что Виген Саркисян является для Запада более желательным политическим деятелем с точки зрения его интеллектуального уровня и биографии», — добавил Бадалян.

Как отметил эксперт, после назначения нового министра обороны ведомство, по инициативе Запада, трансформируется в более гражданскую структуру. «Вместе с тем ВС Армении будут подчиняться непосредственно президенту страны. Нельзя забывать, что после конституционных реформ должность верховного главнокомандующего была устранена, и фактически реформы в Вооруженных силах будут зависеть от представлений и программ президента страны», — подчеркнул Бадалян.

По его словам, учитывая тот факт, что у Запада с министром иностранных дел Армении были не такие хорошие отношения, не исключено, что он начнет контактировать с властями Армении не посредством МИД, а через Министерство обороны.

В свою очередь директор армянского филиала Института стран СНГ, политолог Александр Маркаров, комментируя назначение нового главы оборонного ведомства, отметил, что выбор кандидатуры Вигена Саркисяна был обусловлен комплексом факторов.

«С одной стороны, речь идет о том периоде, в котором сейчас находится Армения, когда на вооружение взят путь системных реформ в процессе управления. Соответственно, выбор должен был пасть и на профессионала, и на человека знающего. Но, с другой стороны, нового в этой сфере. Таким образом, выбор был осуществлен с учетом тех проблем и вызовов, которые существуют», — добавил Маркаров.

По его словам, с одной стороны, Виген Саркисян — это профессионал, человек, который давно работает в системе управления, обладает большим опытом на самом высоком уровне, с другой стороны, он знаком со структурой оборонного ведомства.

«Существует определенная преемственность, которая также должна быть обеспечена. Вполне возможно, что это будет сделано посредством назначения Вигена Саркисяна министром обороны», — подчеркнул Маркаров.

По его мнению, подобное назначение будет также способствовать углублению демократизации, в том числе и в армии, позволит продолжить оборонные реформы, бороться с существующими негативными явлениями, обеспечит и преемственность, и профессиональный уровень.

В свою очередь пресс-секретарь правящей Республиканской партии Армении, вице-спикер Национального собрания Армении Эдуард Шармазанова, комментируя назначение Саркисяна, заявил, что в 21-ом веке важно, чтобы Министром обороны было гражданское лицо.

По словам Шармазанова министр обороны должен заниматься военной дипломатией, социальными проблемами, проблемами ветеранов, а не прямо заниматься боеспособностью ВС, поскольку это полномочия Генштаба. В качестве примера спикер РПА привёл Грузию, где министром обороны является не военное лицо, а женщина. «Министр обороны — это не военная должность, высшая военная должность — это должность начальника Генштаба ВС», — сказал Шармазанов.