Новые старые парламентские скандалы

Архив 201021/09/2010

Начало осенней сессии парламента если и прошло спокойно, то только в законотворческом плане. Этому поспособствовало отсутствие в повестке заседаний заведомо скандальных законопроектов, обсуждение которых было отложено до лучших времен. Однако депутаты восполнили дефицит интриги в повестке за счет других куда более скандальных событий, в эпицентре которых оказались партии “Баргавач Айастан” и “Оринац еркир”.

ШАФЕР В ПАРЛАМЕНТЕ — ПОЛИТИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ…

Все началось с объявления, зачитанного с трибуны парламента независимым депутатом Виктором Даллакяном. Следует отметить, что эту предоставляемую регламентом НС возможность самовыразиться Даллакян практически никогда не пропускает, используя ее с максимальной пользой для собственного политического имиджа. На этот раз он решил совместить приятное с полезным и замахнуться на имидж лидера “Баргавач Айастан” Гагика Царукяна. Имен, однако, не называл, действовал по не раз опробованному принципу — кому надо, тот поймет. Зачитав с выражением цитату от Александра Ширванзаде, в частности рассуждения классика на тему о том, “можно ли называть благотворителем человека, который дает деньги в расчете на то, чтобы получить взамен вдвойне”, Даллакян включил в цитируемый абзац и “вышедших из той же грязи деятелей, которые лижут ноги толстошеему, сколотившему свое состояние сомнительными методами”. Посчитав свою миссию по приобщению коллег к классике армянской литературы законченной, Даллакян удалился на место.
Выступавшей вслед за Даллакяном представительнице “Баргавач Айастан” Наире Зограбян, растерявшейся от столь откровенных намеков в адрес их партии, ничего не оставалось, как заметить, что она полностью разделяет оценки классика по поводу истинных благотворителей и считает, что глава их партии Гагик Царукян является именно таким, настоящим благотворителем. Этот обмен репликами получил свое неожиданное продолжение на следующий день, когда в кулуарах парламента было распространено письменное заявление другого члена “Баргавач Айастан”, депутата Вардана Бостанджяна, в котором тот выражал удивление и возмущение намеками, прозвучавшими в выступлении его друга Виктора Даллакяна. Считая озвученные ярлыки оскорбительными для партии, чьи принципы и идеи он разделяет, Бостанджян заявил, что не считает возможным продолжать далее дружеские отношения с семьей Даллакянов и снимает с себя обязанности шафера, которым он был на свадьбе их сына.
В кулуарах парламента это заявление вызвало эффект разорвавшейся бомбы. Оно и понятно. В последнее время у политической элиты страны привычка “дружить домами” пользуется бешеной популярностью, а потому можно сбиться со счета, пытаясь выяснить, кто и кому в парламенте приходится шафером, сватом, крестным, не говоря уже о близких или дальних кровных родственниках… Не ошибемся, если скажем, что депкорпус насквозь пронизан подобными взаимоотношениями, и, видимо, поэтому демарш Бостанджяна навел народных избранников на мысль, что будет, если друзья, родственники, сваты и т.д. в один прекрасный день возьмут и разойдутся в политических взглядах. Одна из отечественных газет уже съерничала по этому поводу, дескать, если процесс отречений от особо приближенных к дому почетных должностей будет подхвачен и остальными депутатами, то, возможно, понадобится принимать по этому поводу закон, чтобы как-то его регламентировать.

Если причины, которыми руководствовался Бостанджян, порывая отношения с другом, в общем и целом изложены в его письменном заявлении, а остальное не составляет труда додумать, то мотивы Даллакяна остались за кадром. И хотя он отрицает, что его выступление содержало намек в адрес “Баргавач Айастан”, мало кто сомневается, что четко выраженный подтекст присутствовал. Вопрос в другом — откуда ветер дует. Догадок по этому поводу масса. Одна из версий строится на заинтересованности Республиканской партии в ослаблении основного соперника на будущих выборах. “То, что содержавшее подтекст заявление Виктора Даллакяна было заказом, в этом никакого сомнения быть не может, но я не думаю, что это было спровоцировано Республиканской партией”, — заявила журналистам Наира Зограбян, не исключая, что это могло быть инициировано одним из многочисленных недоброжелателей Гагика Царукяна.
Судя по предыдущим выступлениям Виктора Даллакяна, он никогда не относился к числу недоброжелателей Царукяна, скорее наоборот, в период, когда создавалась партия “Баргавач Айастан”, весьма активно ее рекламировал. К тому же в парламентских кулуарах стали активно припоминать и другие факты его достаточно близких отношений с Царукянами. В частности, вспомнили про то, что в свое время Даллакян обращался к матери Царукяна с просьбой одолжить крупную сумму (50 тысяч долларов) на операцию сына за границей и семья Царукянов протянула в ответ руку помощи. Упомянули и законопроект по пчеловодству, который Даллакян в свое время продвигал с подачи той же Розы Царукян, занимающейся, как известно, бизнесом по разведению пчел.
Единственный мотив, который мог быть у Даллакяна, связан с его намерением основать собственную партию и расчистить для нее нишу, дискредитировав потенциальных политических соперников. Видимо, “Баргавач Айастан” в списке этих соперников оказалась первой. Нестыковка лишь в том, что Даллакян совсем недавно решительно опроверг все слухи по поводу создания партии, заявив, что не вынашивает таких планов.

ОДНИ СОВЕТУЮТ ЛЕЧИТЬ ГОЛОВУ, ДРУГИЕ — ГОРМОНАЛЬНЫЙ ФОН…

К поискам возможных мотивов, которыми руководствовался Даллакян, подключился глава Союза политологов Армении Амаяк Ованнесян, который в последнее время пребывал в тени и мало что комментировал на публику. В процессе дискуссии в одном из пресс-клубов он заявил, что последний скандал в парламенте с участием депутата Виктора Даллакяна и членами фракции “Баргавач Айастан” — это проявление внутривластного противостояния и раскола в коалиции. В оценках политолога, правящая Республиканская партия отодвигает партию Гагика Царукяна со второго места и помогает продвижению пошедшего ей на поклон Артура Багдасаряна и его партии “Оринац еркир”, которая, по мнению политолога, является мыльным пузырем. Его оппонент, член фракции РПА Мкртыч Минасян, пытался возражать, отмечая, что никакого раскола в коалиции нет, что со своими друзьями по коалиции они всегда поступают исключительно по-дружески. “Мы всегда поддерживаем наших партнеров и пытаемся совместными силами решать проблемы страны. Что касается интриг, то РПА обходится без них, поскольку интриги — это удел слабых”, — заявил Минасян.
Однако Ованнесяна, известного своей стойкой и давней неприязнью к “Оринац еркир”, понесло, а потому цитировать далее озвученные им в адрес этой партии эпитеты не представляется возможным. Под стать были и ответы, которые достаточно оперативно прозвучали со стороны главы фракции “Оринац еркир” Эгине Бишарян, руководствующейся принципом “сам дурак”, причем в десятикратном размере. В итоге “лизоблюд” — это самое безобидное выражение, прозвучавшее в заочном диалоге Бишарян — Ованнесян, все остальное, как говорится, no comment. В интерпретации самой парламентской дамы столь резкий ответ с ее стороны был продиктован необходимостью “бороться с политическими соперниками их же оружием”. “Иначе не поймут”, — заявила она, посчитав свою миссию по вразумлению Ованнесяна законченной.
Инициативу неожиданно перехватил ее коллега по фракции “Оринац еркир” Ованес Маркарян, который на состоявшемся в минувшую пятницу парламентском брифинге добровольно взвалил на себя почетную обязанность прокомментировать выпады Амаяка Ованнесяна вместо Эгине Бишарян.
Подставив, так сказать, мужское плечо, Маркарян начал с того, что в политике целесообразнее видеть сильных женщин, чем женоподобных мужчин. В том, что Ованнесян относится к последней категории, он не сомневается, поскольку налицо главный признак — тот красит волосы. “Настоящий мужчина не должен красить волосы. Волосы могут красить только женщины”, — поделился своими воззрениями Маркарян. А когда журналисты поставили под сомнение этот тезис, поспешил добавить, что Ованнесян использует в политике приемы, присущие женщине. Выяснить, какие такие приемы используют женщины-политики, так и не удалось. Впрочем, не все еще потеряно. Судя по боевому настрою депутатов, обмен любезностями продолжится и тогда, возможно, удастся узнать подробнее и про женские приемы в политике, и про то, чем они отличаются от изрядно поднадоевших мужских базарных разборок.

P.S. Вчера, как и следовало ожидать, состоялось “продолжение банкета”. Амаяк Ованнесян выступил в прессе с разъяснениями по поводу того, чем именно он красит волосы и с какой целью. Оказалось, что политик пользуется хной и делает это не в косметических целях, как это подумал Маркарян, а в лечебных — с целью улучшения мозгового кровообращения и стимулирования мозговой деятельности, что советует делать и своим оппонентам из “Оринац еркир”. Ответ за подписью Ованеса Маркаряна не заставил себя долго ждать политологу посоветовали лечить не голову, а гормональный фон….