Новая жизнь Музея Сарьяна

Архив 201622/11/2016

Прошло почти две недели, как после трехлетнего перерыва вновь открыл двери реконструированный Музей Мартироса Сарьяна. Для директора музея Рузан САРЬЯН это было время нелегкое – общение со строителями – испытание, особенно для женщины. Все прошедшие дни музей полон посетителей – всем хочется увидеть произведения великого мэтра национального искусства, почувствовать мир, окружавший Варпета.

В основе музея – дом, который был построен для Мартироса Сарьяна в 1932 году по проекту А.Таманяна. Так государство выразило свое отношение к прославленному художнику. В середине 60-х было решено создать прижизненный музей, едва не впервые в стране. К дому приладили новое здание с экспозиционными залами, кабинетами и т.д. Когда программа LINCY Керка Кркоряна – второй транш – охватила в 2002 г. ремонт объектов культуры, в заветном списке оказался и Музей Сарьяна. Ремонтные работы значительно освежили здание, но и только. О музее, будущих планах и первых днях работы рассказала директор Рузан Сарьян, внучка художника.

 

В 2011 году музей посетил президент Серж Саргсян. Если бы не визит главы государства, неизвестно, сколько еще здание музея пребывало бы в том состоянии. Мы очень благодарны Сержу Азатовичу. Дело не только в отделке помещений, а в том, что уж как-то очень нестатусно он выглядел. Не хватало квадратных метров, и творчество Сарьяна экспонировалось далеко не полно. Не было возможности организовать мемориальную экспозицию. Не было нормальных технических и подсобных помещений, а примыкающие жилые комнаты Варпета и его семьи создавали дополнительные неудобства. Очевидно, что музей патриарха и основоположника нового армянского искусства должен был быть иным.

— Что мы имеем после реконструкции?

— Возможности увеличились вдвое. Создана мемориальная экспозиция – первые же дни показали, что они также очень интересны для посетителей. Практически неиспользуемая терраса в 50 метров перестроена в библиотеку-архив, где хранятся не только книги художника, но также его сыновей, их архивы, которые тоже представляют большую ценность. Музей благодаря пандусу и лифту стал доступен для людей с ограниченными возможностями. Начала работать художественная студия для детей и взрослых.

— Можно сказать, что это не только Музей Мартироса Сарьяна, но некая планета Сарьянов. В экспозиции почему-то не видно театральных работ Варпета…

— Дело в том, что практически все его театральные работы: эскизы декораций, костюмов и макеты к «Алмаст» и другим постановкам хранятся в Национальной галерее и в Музее литературы и искусства.

— Определенно стоит восстановить «Алмаст» 1939 года.

— Конечно, ведь это единственная опера, в которой сфокусировалось творчество трех великих – Туманяна, Спендиаряна и Сарьяна. Хотелось бы, чтобы некоторые эскизы были в нашей экспозиции, хотелось бы иметь заново сшитый сценический костюм, макеты. Кстати, совместно с Национальной галереей мы недавно выпустили набор открыток со всеми эскизами к «Алмаст».

— Что представляет собой мемориальная часть экспозиции?

— Прежде всего это зал, где достаточно подробно представлена жизнь Мартироса Сарьяна в документах, письмах, фотографиях, это личные вещи, кисти, краски, отдельные раритеты, книги, сувениры, подарки – интереснейший предметный мир художника. Кроме этого восстановлены столовая-гостиная, кабинет и спальня. И, конечно, мастерская. Увы, многое было утрачено: в 67-м, когда создавался музей, кому-то наверху взбрело в голову обновить интерьеры и, как им показалось, непрестижную мебель. Так погубили стенную печь, повыкидывали фамильную мебель и презентовали новую, изготовленную по спецзаказу для Народного художника СССР. Как им казалось, «приличную», ведь к Сарьяну приводили много гостей, часто очень известных… По той же причине красный пол мастерской, весь забрызганный каплями краски, а еще Сарьян мастихином соскребал краску с палитры и залеплял щели – так вот этот пол, настоящий раритет и в свою очередь экспонат, выложили паркетом.

— Услужили… В будущем году музею стукнет 50, не за горами и 150-летие Варпета. Как намерены отметить?

— Готовим альбом-каталог всей коллекции живописи и графики. Задумали выпустить каталог мемориальных предметов и архивных документов вплоть до командировочного удостоверения на Венецианскую биеннале в качестве армянского художника. Варпет бережно хранил любую бумажку. Таким был и его сын, мой папа. В процессе реконструкции я случайно обнаружила толстый пакет с потрясающими письмами, адресованными Лазарю Мартиросовичу. Например, письма от Шостаковича.

— Подобных открытий много?

— Когда речь о таких великих, как Мартирос Сарьян, каждый новый, до того неизвестный факт, можно считать открытием. Так, американского кинорежиссера Уильяма Уайлера (знаменитому по фильму «Римские каникулы)) Москва решила наградить призом. Подумали о картине Сарьяна. Наградили и попали в точку, американец оказался коллекционером и позже, в 1963-м, специально приехал в Ереван, чтобы купить несколько сарьяновских картин. И кажется, купил две. Или в мастерской много лет стояла мраморная скульптура эскимоса. Только недавно выяснилось, что это дар художника Рокуэла Кента.

— К юбилею, конечно, будут и выставки…

— А как же. Совместно с Миндиаспоры проведем выставку в Новосибирске, все расходы берет на себя армянская община. Планируем большую выставку по городам США в 2018 году. Разрабатываем несколько тематических выставок – творчество художника дает безграничные возможности. К 50-летию музея проведем научную конференцию с участием представителей зарубежных музеев, где есть работы Сарьяна. Попросим рассказать их историю.

— В Русском музее я Сарьяна не увидел, хотя они есть в коллекции. Почему так?

— Не знаю. Мне трудно объяснить. Наша главная задача – найти  неизвестные или затерявшиеся в арт-пространстве работы Сарьяна. В том же Париже. В письме Аршаку Чопаняну Варпет пишет, что оставил в Париже несколько картин. Их фотографии сохранились. Одна из них по обмену вернулась в наш музей. Другая несколько лет назад объявилась в Новой Зеландии и была продана на аукционе, сейчас в Штатах. Одна из картин также добралась до «отчего дома». Следы другой потеряны, а вот очень красивый натюрморт я все же надеюсь найти в Париже. Уверена, что он там.

— В последнее время пошла информация о картинах Сарьяна, Минаса, Галенца, проданных в США на аукционе Trinity. Вы говорите, что это подделки.

— Не говорю, а утверждаю. Две картины Сарьяна – подделки. Вообще-то не первый случай. То там, то здесь всплывают «сарьяны» — чистая липа. Посмотрите сами…

 

Рузан Сарьян показывает изображения этих якобы картин Сарьяна. Грубые, пошлые и безвкусные подделки, в которых соединены цветы из разных натюрмортов художника, отдельные деревья, даже ослик. И все подписаны. Явное барахло, на которое кто-то из клиентов Trinity клюнул.

 

— …Подделать подпись — самое легкое дело, — продолжает Рузан Сарьян. — Вся композиция подделок, их цвет, жалкие ученические мазки говорят о полном дилентантизме исполнителей, дискредитирующих имя Сарьяна. Есть в мире виртуозные мастера-имитаторы, но эти мазилы явно к ним не относятся. К тому же они используют краски и холст, каких при жизни Сарьяна просто не было. Мы обращались в этот самый Trinity, но даже ответа не получили. Там, к сожалению, также промышляют армяне, весьма нечестные. С этим бороться очень трудно – это хорошо налаженный бизнес во всем мире. В России недавно издали сводный каталог подделок, среди них и два фальшивых Сарьяна: натюрморт с цветами и пейзаж с Араратом под нелепым названием «Горный пейзаж». У нас набралось сарьяновских подделок на небольшой альбом.

 

* * *

Дел во вновь распахнувшем перед людьми Музее Сарьяна невпроворот. Надо заново, сообразно новым условиям, налаживать работу. Мартирос Сарьян – это Мартирос Сарьян. Всенародное достояние. В музее это прекрасно осознают.