Ночной музейный адреналин

Архив 201015/05/2010

И вновь май, и вновь грядет волшебная ночь в музеях. Сегодня, в субботу, едва ли не все музеи Еревана и некоторые вне его проведут замечательную акцию, общеевропейскую. Ее придумали французы и со свойственной им галантностью назвали “Музейная ночь”. Игриво и шаловливо, ведь ночной музей — это совсем другое дело. Иные ощущения, другая жизнь.

Вообще-то эти “ночи” появились в самой Европе относительно недавно — кажется, в 2004-м. Вскоре и мы, как органичная и неделимая часть континента, переняли передовой опыт. Создали реальную или кажущуюся гармонию со Старым светом. Правда, эта тяга к европеизму характерна для очень небольшой прослойки граждан. Еще меньше народа увлечено музеями и их содержанием. Это в смысле пополнения с их помощью своего интеллекта и получения удовольствия. В отличие от той же Европы, где музеи разрываются на части от притока посетителей. Несмотря на исландский вулкан, наводнения и прочие нефтяные пятна, музеи там всегда полны народа — и своего, и иноземного…
Но даже при таком благополучном раскладе европейские музейщики в 1999 году затеяли проведение ежегодных “весенних встреч” и подогнали их к 18 мая — Международному дню музеев. Маленький шаг к бесплатной Музейной ночи сделали жизнелюбы-французы. Всем понравилось. Но “ночи” не везде синхронны. Так, в Праге она пройдет в июле, в Базеле почему-то была в январе.
В седьмой раз и мы распахиваем свои музейные двери. Эпицентром опять же будет Музейный комплекс со своими достаточно масштабными возможностями. Народ тянется и получает массу совершенно положительных эмоций. Ведь ночью другой кайф. Несколько тысяч сограждан ходят по залам Национальной галереи, Музея истории, теряясь в этом очень даже странном здании. Энтузиазм бывает большим. Кто знает, не вызван ли он хотя бы частично глуповатым и смешным голливудским фильмом “Ночь в музее”? Может, он так воздействовал на психику, что люди ждут ночных чудес? Может, ночного музейного адреналина ищут?
Итак, Национальная галерея подготовила обширную программу, сквозной темой которой стала Музыка как основа социальной гармонии. И то правда. Будет вживую звучать национальная и европейская классика, а также рок, чтобы все были довольны. В кинозале покажут “музыкальные” документальные фильмы, дети увидят кукольные спектакли и услышат сказки.
Сегодня посетителей ждут не очень крутые, но сюрпризы. Поэтому хочу посоветовать любителям искусств и ночных удовольствий оставить опостылевшие телевизоры и сорваться в соответствующий вкусу музей. Как это делают в Европе. Встаньте, соберите волю в кулак и идите. Докажите, что французская придумка не чужда и нам. Особенно бесплатная. Приобщите музеи к своего активному духовно-интеллектуальному культурному запасу. Хотя бы в расчете на черный день.
Это тем более актуально, поскольку ничего революционного на музейной ниве отечество, в частности Министерство культуры, не обещает. Вообще в этой сфере по большому счету глухо. Многие музеи, особенно те, что в марзах, пребывают в чрезвычайно расстроенных чувствах. Некоторые с отчаянием стагнируют в ожидании конца.
Из года в год ни музейщики, ни лю
ди культуры не слышат от Министерства культуры четких, внятных слов о перспективах этой отрасли. Бодрые реляции о расширении, углублении, внедрении, улучшении — да, слышны. Рутина, одним словом. Музейщики работают как могут. А вот обещанной музейной концепции как не было, так и нет. В частности, совершенно непонятно, но особенно интересно, будут ли созданы новые и какие. В сайте Минкульта в соответствующем разделе упомянуты музеи декоративного искусства, фотографии и некоего “ретро”. Хочется знать, как продвигаются дела. Кто этим занимается, если занимается. С декоративным искусством более-менее понятно, оно таки сконцентрировано в нескольких собраниях. А вот фото…
Лет десять тому назад знаменитый Ара Гюлер из Стамбула изъявил желание передать исторической родине свои фотографии, библиотеку, коллекцию фототехники. Вначале был оживляж — даром дают! — но потом идея заглохла. Между тем дар Гюлера мог стать той базой, на которой взрос бы прекрасный музей армянской светописи, у нас были и есть замечательные мастера на всех континентах. И т.д. Ну а музей “ретро”… Что за ретро, какое ретро, с чем его кушать?
Любой музей требует огромной предварительной работы. Только один относительно свежий пример. Музей на набережной Бранли в Париже — это топографическое название, вообще-то этот музей “примитивного искусства” Африки, Азии, Океании и Америки был создан по инициативе президента Жака Ширака. Так вот от замысла до открытия в 2006 году прошло десять лет! Это разработка концепции, проведение архитектурного конкурса и строительство. Сегодня в этом авангардном, новаторском центре отбою нет от посетителей — всем хочется побывать в здании, спроектированном мэтром Жаном Нувелем. Другой пример и тоже из Парижа. Музей французских памятников, иначе — архитектуры и культурного наследия, вновь открылся после 13 лет, ушедших на разработку концепции и пяти лет реставрационных работ. Много лет модернизировался Музей Армии.
Приведенные примеры иллюстрируют простую мысль: музей — это не пареная репа. Сложное дело, требующее отдачи многих специалистов. А мы медлим. Министры приходят и уходят, но в сфере ничего фундаментально не меняется. Да, хорошо, что экспонаты и фонды оцифровываются. Но это рутина. На одной оцифровке и прочих интернетах далеко не уедешь. Вспомним, мы еще четверть века назад хотели иметь музей ковра — где он? Где музей архитектуры, достойный нашего великого зодческого наследия? Почему годы подряд в каких-то комнатенках ютится краеведческий музей Эчмиадзина — духовной, заметим, столицы — или краеведческий музей Гюмри? Вопросы без ответа. В то время как мы бесконечно долго слышим речи о развитии туризма, того самого, который повсюду в мире зиждется в значительной степени именно на культурном наследии страны, на музеях. Не ради же мраморных гостиниц приезжают люди в Армению?
…Проведя часть ночи в музеях, подумайте в оставшейся ее части о музейных проблемах. Может, и возникнут новые идеи. Министерству культуры их явно не хватает.