Нина Гребешкова ждет сюрпризов в день рождения

Архив 201004/12/2010

  Миллионам зрителей Нина ГРЕБЕШКОВА знакома по небольшим, но колоритным ролям в фильмах своего мужа — классика комедии Леонида Гайдая. Галерея комедийных образов, созданных ею, обширна — здесь и врач “скорой помощи” в “Кавказской пленнице”, и жена Горбункова в “Бриллиантовой руке”, и тетя Клава в “Спортлото-82”. Про нее говорят, что она стала не просто женой, но и музой Гайдая. Сегодня актриса празднует свой юбилей.
— Нина Павловна, как планируете отметить славную дату?
— Даже не знаю как. Вообще для меня день рождения давно не праздник. Когда доживете до моих лет, поймете, о чем я. В этом году обо мне часто вспоминают в прессе, но я почти ни с кем не разговариваю. Если раньше рассказывала о Гайдае, то теперь и говорить нечего — все, что знала, рассказала.
— Неужели не будет никаких торжеств?
— А я никогда и не занималась их организацией. Конечно, вряд ли я в свой день рождения останусь в одиночестве. У меня замечательные дочка и зять, они постоянно готовят какие-то сюрпризы. Но я, понятно, о них не знаю до последнего момента. Так что семейный скорее всего ужин все-таки будет. Они уже и подарок сделали. Торжественно вручили мне путевку в подмосковный санаторий. Вот сразу после дня рождения и отправлюсь отдыхать.
Байки от Нины Гребешковой
Гребешкова могла бы написать книгу воспоминаний о Леониде Гайдае. И это, без сомнения, была бы очень веселая книга. За несколько десятилетий, прожитых вместе, Гребешкова и Гайдай стали даже похожи друг на друга по характеру. Например, нелюбовь к празднованию круглых дат у них общая. Гайдай часто говорил своей жене в дни собственных юбилеев: “Все так меня хвалят, как будто я уже умер!” Вот одна из самых любимых баек про Гайдая, которую Гребешкова часто рассказывала на своих творческих вечерах:
— Как-то раз в Москве из всех магазинов пропал лук. Достать нельзя было нигде. И вот я иду к дому, смотрю — на улице стоит грузовик, с которого торгуют луком. Очередь огромная! А у Лени была карточка инвалида войны, которая давала право купить без очереди. Я прибегаю домой и кричу: “Леня, на улице стоит машина с луком, там гигантская очередь. Сходи купи хотя бы килограмм!” Он и пошел. Час нет, два нет, три… Наконец приходит с авоськой, в которой килограмм лука. Оказалось, что он честно отстоял всю очередь, потому что ему стыдно было протискиваться вперед, размахивая удостоверением. “А почему всего килограмм принес, ведь давали по три в одни руки?” А он — мне: “Ну ты же всего кило просила!”