Николя за Карлу любому морду набьет

Архив 201109/04/2011

Президент Франции Николя Саркози пригрозил журналисту, что “разобьет ему лицо” за статью о своей супруге Карле Бруни. История эта произошла еще в январе 2008 года, но всплыла только сейчас, с выходом книги мемуаров Франца-Оливье Гисбера, директора журнала Le Point, пишет The Daily Telegraph.

Журнал опубликовал статью с предположением, что первая леди — сердцеедка. Статья предлагала “24 совета президенту накануне его брака с мадемуазель Бруни”. В частности, было сказано: “Не знакомьте вашу новую жену с вашими сыновьями, с Бараком Обамой да и вообще с какими-либо привлекательными мужчинами”. Вскоре после этого президент позвонил Гисберу и заорал: “Эта статья — грязь, и я должен бы разбить вам лицо”. “Вы угрожаете мне?” — не растерялся редактор. Саркози не смутился: “Вы заслуживаете этого. Я не знаю, что меня удерживает”. “Ни у вас, ни у Карлы нет причин чувствовать себя оскорбленными”, — заявил редактор. “Я уверен, вы бы лопнули от возмущения, если бы я написал, что ваша жена была шлюхой, с которой переспал каждый, и которая даже хотела заняться сексом с вашими детьми”, — продолжил президент. “Но наш журнал никогда не писал, что Карла была шлюхой”, — ответил Гисбер.
Карла Бруни-Саркози действительно завоевала репутацию женщины, часто меняющей партнеров, среди которых такие знаменитости, как Мик Джаггер, Эрик Клэптон и Дональд Трамп. Известно ее высказывание о моногамии, которая “легко наскучит”. После связи с публицистом Жан-Полем Энтховеном она ушла от него к его сыну, философу Рафаэлю Энтховену, родив от него ребенка. Саркози требовал, чтобы журнал принес письменные извинения, но редактор отказался. “Увидите, что я с вами сделаю”, — пригрозил президент. Угроза не оказалась пустой: глава государства попытался надавить на владельца журнала миллиардера Франсуа Пино, чтобы тот уволил Гисбера. Но добиться этого президенту не удалось. Примирила его с президентом та самая Карла Бруни, вокруг которой и разгорелся конфликт, повествует Гисбер. Она отобрала у мужа трубку и сказала: “Простите его. Но Николя так влюблен, вы понимаете. Он не мог перенести, что обо мне такое пишут”. Однако подобные тирады с “лексиконом школьника”, как выразился Гисбер, ему пришлось услышать от президента еще не раз.