Независимость необратима

Архив 201024/07/2010

Решение Международного суда в Гааге стало выгодным для армян прецедентом
Вчера международный суд ООН, заседавший в Большом зале правосудия Дворца мира в Гааге, вынес рекомендательное решение, которое сыграет большую роль в формировании новой картины мира. Вердикт гласит, что “независимость Косово от Сербии, провозглашенная в одностороннем порядке в 2008 году, не нарушает основ международного права. Международное право не содержит препятствий для провозглашения независимости”.

Любопытно, что иск в суд ООН был подан вовсе не Приштиной, а Белградом. Сербия надеялась таким образом юридически обесценить независимость мятежного края, который уже признан 69 государствами, включая многие ведущие державы мира. Теперь, однако, “спорное” косовское самоопределение получило авторитетное юридическое обоснование. Подчеркнем, что произошло это вопреки позиции таких могучих игроков, как Москва и Пекин, а главное — Белграда. Дело в том, что доселе международное сообщество приветствовало независимость новых стран в том случае, если бывшая метрополия добровольно или по принуждению первой делала это. Теперь высшей судебной инстанцией планеты признано: приоритетом является воля тех, кто стремится к назависимости, все остальное — вторично.
США в лице госсекретаря Хиллари Клинтон и Париж устами министра иностранных дел Бернара Кушнера незамедлительно приветствовали решение суда. Клинтон при этом призвала “которые еще этого не сделали, признать Косово”. Более того, госсекретарь посоветовала Белграду и Приштине “отставить разногласия и двигаться вперед, работать вместе по решению практических вопросов и улучшения жизни народов Косово, Сербии и всего региона”. А по словам Кушнера — “независимость Косово необратима. Заключение международного суда завершает юридический спор по этому вопросу, что позволит всем сторонам заняться другими нерешенными вопросами. Мы призываем все государства, ожидавшие этого заключения, чтобы принять решение о признании нового государства, больше не медлить”.

Практически ничем не отличается от этого и консолидированная позиция Евросоюза. Диссонансом в этом одобрительном хоре прозвучали лишь голоса Москвы и Белграда, которые с решением суда не согласны и менять своей позиции не собираются. Впрочем, практического значения это уже иметь не может. Забавно, впрочем, что при всем том в верхней палате российского парламента — Совете Федерации — считают, как сообщил “Интерфакс”, что “решение международного суда, признавшего легитимным одностороннее провозглашение независимости, дает возможность мировому сообществу по-иному посмотреть на суверенитет Южной Осетии и Абхазии”.
Излишне говорить, что это событие нашло самый широкий и позитивный отклик в Армении и НКР. Вчера в Степанакерте готовился большой митинг в поддержку свободы косоваров, а в Ереване практически все политические силы выступили с заявлениями, лейтмотив которых однозначен: то, что произошло, может способствовать справедливому разрешению карабахской проблемы. Как сказал в интервью ОТ замминистра иностранных дел Шаварш Кочарян решение является беспрецедентным в том аспекте, что впервые инстанция такого уровня обратилась к вопросу соотношения между самоопределением наций и территориальной целостностью и в итоге приняла решение, исходящее из устава ООН. Ведь именно реализация права на самоопределение является одной из задач ООН, а территориальная целостность — инструмент, способствующий достижению этой фундаментальной ценности. “Проблема не в том, какой принцип является главенствующим, а в том, что когда есть самоопределение, то территориальная целостность является вторичной”, — подчеркнул замглавы МИД.
Легко догадаться, что в Азербайджане вердикт вызвал уныние. Из рук тамошнего агитпропа выбит один из главных козырей — армяне, мол, не могут самоопределяться дважды, ибо одно государство уже имеют. Теперь на албанском примере они убедились в обратном. Но, конечно, там пытаются сделать хорошую мину при полностью проигранной игре. Как заявил агентству News.am азербайджанский политолог Зардушт Ализаде, решение суда — чисто политическое и основываться на нем как на правовом решении не следует. Более того, азербайджанский эксперт чувствует себя настолько оскорбленным в лучших чувствах, что заявляет, будто “международного права как такового нет, есть политика, под которое оно подстраивается”. Спорить с этим бессмысленно. Возможно, лучше согласиться и сделать вывод, что “политика” как раз считает целесообразным содействовать самоопределению, а не принципу “держать и не пущать”. Азербайджанскую сторону такая трактовка устроит?
Конечно, не следует считать, что теперь процесс разрешения карабахского вопроса пойдет как по маслу и уже вскоре мы будем, подобно косовским албанцам, праздновать уже не только военную, но и политическую победу. Впереди нас ждет еще немало трудностей. Но несомненно, что решение суда в Гааге стало существенным шагом на пути юридического признания независимости Арцаха. Да и сам этот путь, будем надеяться, станет короче.