Невыученные уроки

Архив 201003/06/2010

Слегка переиначив неувядающего Жеглова, можно сказать и так: моральная обстановка в стране определяется не размахом борьбы с коррупцией, а желанием (или нежеланием) ее граждан давать и брать взятки. Что касается Армении (но и России тоже), то нетрудно заметить, что и там, и здесь и граждане, и власть, сливаясь в экстазе, и берут, и дают, демонстрируя почти абсолютное взаимопонимание. Правда, сложившуюся в течение советских десятилетий (и после) гармонию то и дело пытались расстроить, но порок, обретший силу основного инстинкта, как и прежде, непоколебим.

Известно: к наиболее взяткоемким организациям относятся те, которые имеют право проверять, контролировать, досматривать и, соответственно, выявлять, разрешать и запрещать. Известно и то, что наиболее приближенной к широким слоям населения организацией является милиция, которую сегодня у нас называют полицией, но это сути не меняет. Точно так как ничего не изменило и переименование ГАИ в ГИБДД: по форме вроде что-то свеженькое, а на деле такой же, как пиратство у берегов Сомали, процветающий бизнес.
Что в такой ситуации делать, как поступить? Ждать, пока общество дозреет до необходимых кондиций, чтоб никто не хотел брать и никто не собирался дать, наверное, можно, но долго. И без твердых гарантий: проверено временем, не получается. Почему? Видимо, что-то внутри нас изначально не так устроено, не туда повернуто и ни за что не хочет выправляться. Хотя и народ что надо, и культура, и традиции, и еще, и еще…
Оказывается, мало. Чего-то все равно не хватает: трудноуловимого, можно сказать, эфемерного, образующего морально-этическую ткань общества. В Индии, например, вот уже много лет не могут казнить сотни приговоренных к смерти преступников, потому что никак не найдут добровольцев, которые согласились бы работать палачами. Если в стране нет желающих взяться за такую работу — значит, кроме писаных законов там работают еще и другие. Условно говоря, чести, совести и морали.
Но будем реалистами: где взять таких (или похожих) людей, чтобы укомплектовать ими полицию? За все надо платить, а за неподкупность правоохранителей платить не просто хорошо, а очень хорошо. Иначе не получится. “Я хорошо знаю себе цену. Она всегда выше моей зарплаты”, — любит повторять знакомый полковник МВД, и тот, кто этому не верит, пусть найдет удобный момент и кинет в него камень.
Теперь я назову, во сколько оценивается труд его коллег за рубежом, а вопрос соотношения цены и оплаты оставляю на ваше усмотрение. В Германии, например, зарплата полицейского среднего звена — от двух до четырех тысяч евро, во Франции рядовой полицейский получает две тысячи евро, средняя зарплата полицейского в США — четыре тысячи долларов, а лейтенантская начинается с восьми тысяч. В Грузии стражу порядка платят в среднем пятьсот долларов, в Эстонии — восемьсот пятьдесят, а если с высшим полицейским образованием да еще на уровне комиссара уголовной полиции, то и всю тысячу долларов.
Сколько получает армянский полицейский, я, честно говоря, не знаю, но уж точно не две тысячи евро в месяц. Теперь представим себе, что наш милиционер взяток не берет. Если не удалось представить с первого раза, попытайтесь со второго. Ага, хорошо… Теперь объясните, как бедолаге жить: одеваться, обуваться, нормально есть, лечиться, отдыхать и вообще радоваться жизни, не говоря уже о таких излишествах, как проскакать на розовом коне. Есть над чем почесать репу, правда?
Пережив дни сомнений и тягостных раздумий о судьбах своей милиции, наступающих обычно после крупных неприятностей в системе внутренних дел, в России пришли к выводу, что оклады надо повышать в разы. К 2012 году средняя зарплата милиционера возрастет до тридцати пяти тысяч рублей, (т.е. в 2,9 раза), а оперуполномоченный РОВД будет получать и того больше — пятьдесят пять тысяч. Это уже скорее более чем серьезные деньги, которые стоят того, чтобы, подворовывая на стороне, рисковать недурственным и стабильным денежным довольствием.
Понятно, что никакая зарплата, даже с несколькими нолями за палочкой, не может подавить соблазн тихо, но от души прибавить еще один нолик. Но все равно при достойном окладе нормальные люди (а их все же большинство) не станут этого делать, и тогда бороться с ненормальными станет проще. Уже лучше.
В той же Америке, где шерифов выбирают, а полиция под постоянным контролем общества (а не наоборот), тоже не все гладко. Свеженький пример. Проститутка пострадала из-за похоти дорожного полицейского, который брал с нее штрафы сексом в течение года. Потерпевшая рассказала, что ехала без действующих прав, когда полицейский остановил ее. Вместо того чтобы выписать законный штраф, полицейский предложил даме расплатиться с ним натурой прямо на месте, ведь ей не привыкать. Девушка согласилась, не подозревая, что у этой “дорожной связи” будет продолжение. Следствие подсчитало, что почти в течение целого года парочка занималась сексом в патрульном автомобиле. Однако даму в машине не утаишь, и теперь полицейскому грозит тюрьма, сообщают СМИ.

Вернемся, однако, в близкие края. Можно ли переломить ситуацию и получить на выходе милицию, которая бережет не себя, а нас? Опыт многих стран показывает, что результат приходит тогда, когда законопослушание граждан и правопорядочность чиновников стремятся к сближению. Когда одни не думают о том, как обойти закон, а другие — сколько взять, чтоб этого не увидеть. Именно так у нас во всем, и, если угодно, с первых лет жизни и даже раньше. Российские социологи утверждают, что когда в семье рождается мальчик, думать о том, как отмазать его от армии, начинают еще до рождения — сразу после результатов УЗИ. (В армянских семьях думают иначе?) Как показывают наблюдения, одновременно повышается настроение и военкомов. Чем не сближение интересов? Конечно, отмазавшихся юношей можно наказать, а вороватых военкомов посадить. Сажали, наказывали не раз, не два и даже не двадцать два. А толку? Значит, искать надо другое решение, и главный урок здесь в том, что уроки надо учить.
Москва