Невеста гор или желтая невеста?

Архив 201217/03/2012

Спор вокруг принадлежности знаменитой песни “Сари гелин” обретает политическое звучание
Если советским людям песня строить и жить помогала, то современным азербайджанцам она помогает озлобляться и ненавидеть. В Баку ширится истерия, связанная с тем, что известная турецкая певица Сезен Аксу включила в свой новый альбом песню “Сари гелин”, которую азербайджанцы почему-то считают своей. В Баку всегда ставили под сомнение принадлежность этой песни армянскому наследию. Но сейчас ситуация обретает особую остроту. Причины этого исключительно политические.

Сезен Аксу — одна из самых известных и любимых в Турции певиц. В Европе ее называют “турецкой Мадонной”. Армянские песни (как и греческие, курдские, еврейские) Аксу поет давно. Нашу народную музыку она хорошо знает и разбирается в ней, как истинный знаток. Своим творчеством певица всегда старалась служить укреплению мира, межнациональному согласию, толерантности и веротерпимости. Стремясь привлечь внимание к необходимости примирения турок и армян, Аксу записала песню “Сари гелин” на армянском языке в сопровождении стамбульского хора Саят-Новы. Это вызвало шквал грязи и оскорблений со стороны азербайджанских националистов. Причем в кампанию по дискредитации певицы подключились и структуры государственной власти Азербайджана. Министр культуры и туризма Абульфас Гараев направил своему азербайджанскому коллеге Эртугулу Гюнаю гневное письмо, в котором потребовал предпринять меры для наказания певицы, посмевшей “посягнуть на культурное достояние азербайджанского народа”. К письму член правительства приложил обширный пакет материалов, призванных убедить в том, что “армяне к песне “Сари гелин” не имеют никакого отношения”. В свою очередь Агентство по авторским правам Азербайджана выступило с заявлением, в котором утверждается, что действия Сезен Аксу противоречат законам Турции и требованиям Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений. Помимо прочего у турецкой певицы требуют еще и денег. Глава ведомства Камран Иманов напоминает, что в Азербайджане имеется закон о защите образцов фольклора. Согласно этому закону, иностранцы, желающие исполнять азербайджанские народные песни, обязаны получить на то официальное разрешение правительства и внести в государственную казну соответствующую пошлину.
Комментировать весь этот бред не стану. Не собираюсь также отстаивать аргументы об армянском происхождении песни. Я в этом деле не специалист. Тем не менее не могу не заметить абсурдность доводов, приводимых порой нашими оппонентами в защиту собственной версии. Не могу понять, почему азербайджанцы спорят о происхождении песни именно с армянами, в то время как кроме нас ее считают своей также турки, курды, грузины и даже персы. “Сари гелин” десятки раз записывалась на языках всех упомянутых народов. Еще одна любопытная деталь. Известный бакинский пропагандист, главный редактор официозной газеты “Ени Азербайджан” Хикмет Бабаоглу в изданной недавно книге “Армянская ложь от Акдамара до Сари гелин” приводит заключения историков и музыковедов о том, что песня была создана на востоке Турции, в регионе реки Чорух. Посмотрим на карту. Чорух берет свое начало в окрестностях Эрзрума, протекает по северо-западу Армянского нагорья и впадает в Черное море уже на территории Аджарии. Коренными жителями обоих берегов реки были армяне, а ближайшее селение, в котором жили азербайджанцы, находится в сотнях километров от Чорух. Если бы претензии на песню предъявляли жившие по соседству с армянами понтийские греки, ассимилировавшиеся среди турок кипчаки или исповедующие ислам грузины, то я бы понял. Но при чем тут азербайджанцы?..
Вопреки потугам официальной бакинской пропаганды в Азербайджане находятся люди, готовые допустить, что хорошая песня может быть не только азербайджанской. Почитав в азербайджанских форумах немало возмутительной грязи и сквернословия в адрес Сезен Аксу, был весьма обрадован наличием у некоторых бакинских блогеров трезвых мыслей. Так, на форуме “Disput.az” в одном из постов читаю: “Что касается тюрксих слов. Слова песни на азербайджанском языке когда ее мы поем, а армяне-то поют на армянском. Есть еще варианты на персидском, турецком. И все это так глубоко уходит в историю, что невозможно проследить, какая версия слов появилась первой. Получается что-то типа баталий о долме…” Другой блогер, продолжая ту же тему, отмечает: “Нельзя резать по живому… Мы, азербайджанцы, имеем имперскую историю и нам не к лицу мелочность и скаредность… Мы не уступаем ни персам, ни туркам, ни даже грузинам. Пристало ли нам бороться за песню, или за хаш?…” При этом автор вспоминает: “Во времена моего детства абсолютно все наследие Саят-Новы азербайджанцы считали безраздельно своим, включая и те его песни, которые были написаны на грузинском и армянском”. Но эти отдельные трезвые мысли скорей исключение из правил.
Вся азербайджанская зона интернета переполнена мерзкими ругательствами в адрес Аксу. В форумах, социальных сетях и даже в газетах ее называют последними словами, которые не решусь процитировать. Бакинские коллеги певицы, вместо того чтобы призвать хулиганов к порядку, уподобляются им, заявляя, что откажутся выйти на сцену, на которой прежде пела Сезен Аксу. Ну а что касается перспектив ее гастролей в Азербайджане, то об этом уже и речи нет. Дорога в Баку ей закрыта уже не первый год. Персоной нон грата турецкая певица стала еще два года назад, когда выступила в Париже вместе с Арто Тунджбояджяном и возглавляемым им оркестром “Armenian Navy Band”. (Кстати, Аксу была гражданской женой покойного брата Арто — известнейшего в Турции композитора и продюсера Оно Тунджа.) Азербайджанские националисты продолжают электронный сбор подписей под петицией с требованием “приковать Сезен Аксу к позорному столбу”. Активны и азербайджанцы, живущие в Турции. Созданный ими в Игдыре Союз борьбы против необоснованных претензий армян вместе с Международным центром азербайджанской диаспоры во вторник намерены провести демонстрацию протеста перед стамбульским домом певицы. Сотрудники турецких спецслужб уже предупредили Сезен Аксу о том, что ее безопасность под угрозой. Она предпочла на время покинуть город.
Сезен Аксу, впрочем, как и многие другие турецкие музыканты, не раз исполняли песню “Сари гелин”. Но такой массовой и масштабной истерии это не вызывало. Почему же на этот раз скандал получился столь грандиозным? Все дело в том, что с недавних пор “Сари гелин” стала символом солидарности турок и курдов с армянами. Это была любимая песня Гранта Динка. Она звучала на его похоронах и уже два года подряд звучит 24 апреля на стамбульской площади Таксим, куда представители прогрессивной турецкой интеллигенции приходят почтить память жертв геноцида. “Сари гелин” ассоциируется у турок с лозунгом “Hepimiz еrmeniyiz, hepimiz — Hrant Dink” (Мы все — армяне, мы все — Гранты Динки), который скандировали десятки тысяч турок, протестовавших против убийства Динка. Азербайджанцев это просто выводит из себя. Эту же песню на печально знаменитом антиармянском митинге 26 февраля исполнила народная артистка Азербайджана Бриллиант Дадашева, специально для этого прибывшая из Баку в Стамбул. Стояла они под транспарантом, гласившим: “Hepiniz ermenisiniz, hepiniz picsiniz” (Вы все — армяне, вы все — ублюдки). Так у кого из народных артисток более человеческое лицо? У той, что пропагандирует мир и согласие, или той, что сеет раздор и ненависть?..