“Нет! Конечно, американцы не высаживали человека на Луну!”

Архив 201128/04/2011

“Алеся, подруга моей девушки, со стуком ставит чайную чашку на кухонный стол, будто акцентируя свое неприятие моих вопросов. Утро воскресенья, мы сидим в нашей квартире в Москве, и радио играет “Гагарин, я вас любила, о-о-о-о, ла-ла-ла” — песню о любви молодой девушки к русскому космонавту, первому человеку в космосе…
Так же как американцы восхищаются Нилом Армстронгом за то, что он первым ступил на Луну, русские боготворят Юрия Гагарина, первого человека, полетевшего в космос 12 апреля 1961 года. Спросите любого русского, что он делал в тот день, и он обязательно вспомнит. А если он слишком молод, чтобы об этом помнить, он все равно сможет рассказать вам о событии, при котором словно лично присутствовал.
“Но ведь вы, конечно, видели фотографии Армстронга на Луне”, — настаиваю я.
Алеся смотрит на мою русскую подругу: “Армстронг? Ты о нем слышала?”
На Западе мы все знаем господина Армстронга и видели фотографии его на Луне. Мы можем процитировать его почти поэтические слова: “Один маленький шаг для человека и гигантский скачок для человечества”. И помимо незначительного числа сторонников конспирологической теории, которые заявляют, что все это было голливудским трюком, никто-таки не сомневается в том, что Армстронг действительно ступал своими ногами на поверхность Луны…
Но вот я сижу рядом с молодой россиянкой, для которой совершенно ясно: господин Армстронг — обманщик, господин Гагарин — герой!..
Или возьмем другой пример того, что происходит, когда сталкиваются две правды. На Западе распространено мнение, что американцы спасли Европу от немцев во время Второй мировой войны. Скажите это русскому, и он посмотрит на вас так, будто вы совершенно сошли с ума. Для него нет никаких сомнений: это были русские, нанесшие в Великую Отечественную войну, как они ее называют, поражение немцам на своей земле и с триумфом промаршировавшие до Берлина. И более того, немцы уже смирились со своим поражением, когда американцы высадились в Нормандии…
Русским невыносимо видеть себя слабыми. Если Россия должна какой-то быть, то только сильной, мощной, влиятельной и устрашающей. А чтобы хотя бы сохранить надежду на подобный прожект, им остается держаться за то, что у них есть. Даже если это означает отрицание того, что господин Армстронг ступал на Луну, или того, что американцы сыграли самую большую роль в победе над нацистской Германией…”
The Wall Street Journal, США