Несерые либералы в стране “серых волков”. Такие сюжеты Антону Павловичу и не снились

Архив 201217/05/2012

 

 Взрыв в пабе DIY продолжает оставаться темой номер один в сети и в СМИ. Новую волну возмущения среди пользователей вызвали комментарии на эту тему владелицы клуба Армине ОГАНЕЗОВОЙ, больше известной как Цомак.

Геи геями, но закон нужно чтить

Она связала случившееся с деятельностью АРФД, опровергнув информацию о том, что основные посетители ее паба — люди нетрадиционной ориентации. По ее словам, клуб посещает молодая либеральная молодежь, которую многие не любят, равно как и ее, причем по тем же причинам. В городе по поводу контингента DIY ходят совершенно иные слухи, а дыма без огня, как известно, не бывает…
Но это ладно. А вот то, что взрыв — явление вопиющее, отрицать не приходится. В конце концов, для того, чтобы выразить свой протест сексменьшинствам или кому бы то ни было, есть масса иных способов. Например, навесить на себя барабаны, приклеить клоунские носы и прошествовать по городу. Так, как это обычно делает наша либеральная молодежь. Давеча, помнится, целая группа барабанщиков отправилась к российскому посольству поддержать активисток движения “фэмен”. Информативный повод: девицам вздумалось теперь обнажить грудь в какой-то из московских церквей, и их оттуда, мягко говоря, попросили. Ну как было нашим не выразить протест? Как было не постучать, не пошуметь. И ничего, что грудь (то есть груди) были обнажены в России и даже не в армянском храме, зато какой ажиотаж.
Что касается скандальной истории с DIY, то дивидендов от нее, с точки зрения пиара той же Цомак, — уйма. Она и ee окружение уже во всю позиционируют себя в качестве диссидентов, которым не дает свободно самовыражаться, по их определению, серое большинство. Большинство, которое либеральные дамы и господа, ничуть не смущаясь обозвали фашистами. Конечно же, досталось и АРФД, которая не только внесла залог за обвиняемого во взрыве молодого человека, но и принялась оправдывать его поступок в СМИ.
Несерые либералы, однако, раскрутили инцидент в свою пользу, по ходу бравируя тем, что приняли участие в гей-параде и не где-нибудь, а на родине “серых волков”. Даже обзавелись там друзьями, которые теперь устраивают там акции в поддержу Цомак и ее друзей. Постараемся не делать из этого выводов, равно как оставим в покое прошлое Цомак и ее подруг в составе рок-группы “Инцест” (название-то какое!).
В конце концов, каждый имеет право на личную жизнь. Другое дело, что никому и в голову не приходит делать из этого достояние общественности, которая ведь может и отреагировать. Причем весьма резко. И обвинять ее за это в фашизме, думается, перебор.
“Весь род моего деда турки перебили в Муше — 24 человека на глазах у пятилетнего ребенка. Сосед спрятал его и потом кое-как переправил в Октемберян, — пишет в ФБ Тигран КОЧАРЯН. — Дед потом стал большим человеком, при должности. Но горечи и тоски в нем не убавилось. Сыновей заставлял слушать Комитаса, учить наизусть Чаренца и Севака. Он прошел по Второй отечественной с начала и до самого конца. Однажды спросил его — зачем? Он удивился, рассердился. Сказал, что турки стояли у наших границ. Ждали, чтобы закончить свое черное дело и опять резать и пить нашу кровь. И раздавить фашистскую гниду для него в первую очередь было не допустить, чтобы этот ужас повторился с его сыновьями. Я не могу любить турок. Могу общаться, разговаривать, в какой-то степени быть терпимым. Но я не могу раскрыть перед ним сердце и не могу простить. Не могу убить в себе рассказы деда. Я не могу любить или восхвалять фашизм. Это слово до сих пор во мне вызывает отвращение. И я никогда не позволю, чтобы какое-то существо, шлявшееся по турциям, называло мою нацию и меня лично фашистом. И не смирюсь”.
И еще. По мнению опять же Т.Кочаряна, гомофобия, нетерпимость и ненависть распространяют как раз Цомак и ей подобные. Более того, он считает, что в будущем вся ответственность за возможную общественную конфронтацию “ложится именно на плечи этих провокаторов”. “Мне жаль тех честных гомосексуалистов, за которых должны вступаться эти цомакоподобные”.
Вернемся, однако ж, от эмоций к правовой стороне дела. Пожалуй, убедительней многих высказалась на эту тему в ФБ Диана МНАЦАКАНЯН, за что ей, как говорится, “риспект”.
“Поджог имущества — деяние, наказуемое законом, и любой малый или средний бизнес должен быть им защищен. Нарушители должны понести наказание. Все остальное — эмоции, не имеющие никакого отношения к закону. Деритесь сколько угодно, унижайте… Делайте, что хотите. Это ваши эмоции и ваше личное отношение. Но коль скоро поджигать пабы карается законом, дайте, наконец, ему восторжествовать. Потому что, если этого не произойдет, завтра подожгут бизнес кого-то из вас, мотивируя это куда более забавными причинами”.

Школа имени Антона Павловича Люфта?

Пару месяцев назад случилась скандальная история в одной из элитных школ Еревана- им. А.П. Чехова. Двух молодых учительниц уволили с работы, мотивируя это аморальным поведением и непрофессионализмом. С учетом того, что история темная и прямо скажем неоднозначная, “НВ” представила позицию обеих сторон: одной из уволенных учительниц и собственно самого директора Гаяне САРУХАНЯН, добавив от редакции справедливости ради, что как ни крути, учебное заведение удержалось на плаву не без участия ее руководителя. Отметили также, что не все в нем гладко и что тревожные сигналы поступают оттуда периодически — взять хотя бы сборы денег на всякие факультативы, прием учащихся по каким-то только госпоже Саруханян ведомым принципам. Хотя послушать директора— это все сплетни завистников да злопыхателей. Хотелось бы верить, но факты говорят за себя. Приводим статус Сона ПЕТРОСЯН, обратившейся в дирекцию чеховской за разъяснениями о том, как и когда можно привести ребенка для поступления в первый класс.
“Февраль. Звоню в чеховскую школу: “Хочу ребенка определить в 1-ый русский класс, звоню заблаговременно”. — “Конечно, но волноваться рано, прием в апреле, тогда и придете, поговорите с директрисой”. Апрель. Прихожу в чеховскую школу: “Хочу ребенка определить в 1-ый русский класс”. — “Об этом не может быть и речи, мест нет”. — “Но я же звонила заранее, мне сказали — рано, приходите в апреле!” — “Никакой разницы, мест нет”. — “Уже все места расписаны?” — “Нет, прием даже не начался”. — “???” — “Приоритет детям родительниц наших учеников (братьям и сестрам теперешних чеховцев), их много, потому мест не будет”. — “Сколько их?” — “Неизвестно, но более чем достаточно. Они 1-го сентября автоматически, предполагая, что их дети зачислены, придут и даже не запишутся”. — “Таки нет мест?” — “Таки нет, плюс должны держать люфт для детей работников посольства”. — “А коренным ереванцам, значит, места не найдется?” — “Нет”. — “Больше не беспокоить?” — “Нет смысла, разве что 31-го августа, если нечаянно выяснится… но маловероятно”. — “Спасибо”. — “До свидания”…”
О каком таком люфте речь? И что значит “автоматически предполагая, что их дети зачислены, придут и даже не запишутся” или “если 31-го августа нечаянно выяснится” — судя по всему, известно одной Саруханян, чьи ответы сильно смахивают на базарный торг.
И это в стенах школы, которую поднимала и ставила на ноги Мэри Аршавировна. Она слыла жестким, но справедливым руководителем и автор этой рубрики хорошо помнит, что помимо отпрысков номенклатурных работников с нами учились дети из самых разных семей. В ней училась моя мама — дочь простых инженеров, и мама Соны Петросян, о чем она, кстати, уже скромно умолчала.
А кто учится в чеховской сейчас? Не хотелось бы обобщать, но определенно не все там дети графов, князей и не потомки старинных армянских родов. Большинство: обычные детишки обычных чиновников, которые вряд ли вообще в курсе того, кто такой Антон Павлович Чехов и в какое здание их детям выпало счастье заходить каждое утро. Кстати, равно как и самой Гаяне Саруханян, превратившей уважаемую некогда школу, с позволения сказать, “в дукян”.
Рубрику ведет
Анна САТЯН