Неожиданные приключения “Турецкого потока”

Архив 201613/10/2016

Почему Анкара и Баку заговорили об альянсе c Москвой

Не успел закончиться визит президента России Владимира Путина в Стамбул, еще не остыли живые впечатления от переговоров с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, как к удивлению экспертов председатель правления ПАО «Газпром» Алексей Миллер заявил, что первые работы по строительству газопровода «Турецкий поток» начнутся в 2018 году. При этом Миллер пояснил, что статья соглашения по проекту «Турецкий поток», касающаяся начала строительства, вступает в силу с момента подписания документа в Стамбуле, пишет Regnum (12.10.16). 

 

В свою очередь министр энергетики России Александр Новак сообщил, что его ведомство будет находиться в постоянном контакте с турецким коллегой и обсуждать пути дальнейшего развития проекта. Более того, Новак также подчеркнул, что вопрос покупки природного газа Турцией по более низкой цене не был включен в повестку обсуждения между лидерами на высшем уровне, добавив, что «в настоящее время проект сконцентрирован на транспортировке газа, но в теории все возможно». Такая формулировка таит в себе определенный философско-политический смысл, ведь речь идет о проекте с очень серьезной геополитической нагрузкой. С одной стороны, «Турецкий поток» призван ликвидировать или максимально снизить транзит российского газа в Европу через Украину. С другой, он является альтернативой для другого газового проекта, «Южного коридора», патронируемого Азербайджаном и Турцией.

Москва стала спешить, хотя по всем прогнозам не ожидается возрастающей динамики спроса на газ в Европе. Скорее всего, он сохранится на нынешнем уровне. Собственная добыча газа будет снижаться из-за падения добычи в Великобритании, Норвегии и Нидерландах. Некоторые надежды связываются с потенциальным импортом газа из Египта и Израиля.

В чем же дело и можно ли было хотя бы сейчас нормализацию отношений с Турцией провести «через помидоры и туризм» и не спешить с «Турецким потоком»? Тем более что турецкая и азербайджанская стороны не скрывают, что были бы не против, если бы к «Южному коридору» были бы подключены энергоресурсы Туркмении, и в этом проекте приняли участие другие страны, явно кивая в сторону России.

В таком случае, прежде всего Турция превращалась бы в главный энергетический хаб на Ближнем Востоке, что усиливало бы ее важное стратегическое и геополитическое значение в регионе. Более того, в азербайджанских СМИ такую гипотезу стали рассматривать уже как состоявшийся факт и почему-то заговорили об альянсе Анкара — Баку — Москва, который «изменит соотношение сил в масштабах всего региона». Почему? Может быть, потому, что хотя вопрос экспорта российского газа в ЕС еще не решен, что ставит под сомнение появление второй нитки газопровода, все равно это может стать каким-то фактором давления России и Турции в диалоге с Западом вкупе с Азербайджаном.

Эксперты считают, что сейчас серьезно можно говорить только об одной нитке «Турецкого потока», тогда как со второй ниткой остаются не урегулированными ключевые проблемы. Как полагает директор турецкого Института энергетических рынков и политики Волкан Оздемир, все будет зависеть от исхода переговоров России с ЕС относительно поставок по ней только газа, а не диалога Турция — ЕС. На основе этого можно сделать вывод о том, что Россия и Турция в рамках проекта «Турецкий поток» пока реально выстраивают только двусторонние отношения, а вариант украинского транзита российского газа остается в запасе. Во всяком случае Турция всего лишь, как и Украина, транзитная страна, и сомнительно, что Запад признает роль Азербайджана в качестве единственного «гаранта энергетической безопасности Европы». А Баку вряд ли согласится «сдать» Киев в альянсе с Москвой и Анкарой, уничтожая украинский транзит.

Станислав ТАРАСОВ