Немного из городского интерьера

Архив 201324/09/2013

Я люблю этот город до скрипа в зубах,
Но хотелось бы, все-таки, врозь,
Как котлеты и мухи, как лошадь и лань,
Разделяя колючки от роз…

Значит так. По свидетельству эколога Карине Даниелян, в Ереване действуют двадцать восемь открытых карьеров, откуда берутся камень и песок. Между тем наличие в городе пескодобывающих и камнедробительных предприятий автор определил и без всякой экспертизы — по скрипу в зубах. Выйдешь на улицы Еревана в утреннюю рань, походишь час-полтора по улицам города и может показаться, что ты не дома, а где-то в Мали, где автор тоже долго бродил и возвращался в гостиницу с хорошо забитыми песком зубами. Отличие с Африкой в том, что если наши песочно-каменные объекты убрать можно, то Сахару закрыть нельзя.
Но не убирают же… Не только карьеры, но часто и улицы. И если дворники чем-то метут, мусоровозки что-то вывозят, а поливальщики как-то поливают, это еще не значит, что город чист и прозрачен, как поцелуй ребенка.
Идем по Северному проспекту. Смотрим не вверх, где все торжественно, пристойно и даже красиво — смотрим под ноги. Что видим? Стершиеся, местами все в трещинах плитки. Те, что еще сохранились — в грязевых разводах, которые наблюдались вблизи бензоколонок и общественных туалетов времен развитого социализма. Сверкающие чистотой и блеском витрины лишь подчеркивают заскорузлое убожество того, что расстилается внизу.
Это — с одной стороны. С другой (и без брюзжания). При всем при том, сравнивая былое с сегодняшним, шаг к чистоте, конечно, сделан, причем достаточно широкий. Стало быть, успех возможен не только в рамках отдельно взятого района, которого добился не так давно руководивший им нынешний мэр, но и всего Еревана, которым он управляет сегодня. Просто нужно время, надо немного подождать, но очень уж хочется, чтоб скорее. (Только успел автор это написать, как прочитал: “Мэрии Еревана будет предоставлено девять миллиардов драмов на восстановление асфальтного покрытия, а также на выдачу компенсаций жильцам подлежащих сносу зданий для приобретения новых квартир. В результате будет восстановлен один миллион квадратных метров асфальтного покрытия проезжей части и семьдесят тысяч — на тротуарах”.)
Во-вторых. Чистоту вокруг себя не только наводят, ее соблюдают. Если первое есть, а второго — нет, чисто не будет никогда и нигде. Правило универсальное для всех: ереванцев, москвичей, парижан, мадридцев… Есть по этому случаю совет и градоначальникам. — Дело в том, — сказал как-то Эд Коч, самый популярный мэр Нью-Йорка, — что “сама должность мэра — беспартийна по определению. Мусор нельзя убирать ни по-демократически, ни по-республикански, мусор надо убирать хорошо”. Будем это помнить.

Нынешнее пребывание в Ереване стало к удовольствию автора наиболее длительным из всех последних, что позволило увидеть и подивиться многому из того, что раньше проскакивало мимо. Например, один из способов передвижения по городу, который вполне тянет на сагу. Превратившись чуть ли не в самый востребованный вид транспорта, ереванское такси, оно и самое бестолковое. Востребованность — от низких тарифов и так или иначе растущего благосостояния, бестолковость — от удручающего незнания города. Здесь автор не случайно поостерегся сказать “своего города”, поскольку заметная часть водителей — люди из провинции. Но и в Париже не все таксисты родом из-под стен Лувра, однако город знают отменно. Да, у них дорого, зато надежно, у нас дешево и часто смешно. Почему смешно? А вот почему. Садишься в такси, говоришь.
— На Каскад. Рядом с домом Азнавура.
— А это где?
— Что где?
— Дом Азнавура.
В шести-семи случаях из десяти — не знают. И уже ворочается-вертится в голове, не дает покоя: что если однажды спросят: “А Азнавур — это кто?” Вот тогда станет по-настоящему стыдно.
…Ближе к восьми утра к школам подходят дети, младшеклассников приводят либо подвозят родители, школы, стоящие на перегруженных магистралях, представляют повышенную опасность — ровно в то же время в Ереване разгоняется автомобильная лавина, и как укротить ее неудержимый бег, знают разве что гаишники. Но их на всех не хватит. Что делать, как быть, когда чуть ли не большинство ереванских водителей исповедуют принцип: “Свобода лучше, чем несвобода” и ездят как хотят.
К рассмотрению предлагается опыт швейцарской Лозанны, где и едут по правилам, и со свободой никаких проблем. Автомобилей, кстати сказать, там не меньше, улицы ничуть не шире, но движение несравненно безопаснее, однако у школ оно безопаснее вдвойне. Потому что по утрам, когда уроки начинаются, и в тот час, когда кончаются, на передовые рубежи пришкольных перекрестков улиц выдвигаются родители. Их легко распознать по ярким накидкам на одежде и “стоп-лопаточкам” наподобие полицейских жезлов в руках. Люди стоят по обе стороны улицы и стоит школьнику подойти к бордюру, как тотчас выходят на мостовую и властным жестом регулировщика прерывают дорожное движение. Командам подчиняются, как в законопослушных странах указам Президента.
Вот автор и подумал: что лучше: подобная самодеятельность или несанкционированные и бесплодные акции по изъятию из кресел руководителей партии и правительства? И почему родительские комитеты школ ограничивают себя бесконечными сборами денег, а не проявляют инициативу снизу? Чего ждем?

…Хотелось бы прибавить еще что-нибудь, но не все сразу. О том, как живут в Ереване и как живет Ереван, можно говорить бесконечно, тем более что и ереванцы, и Ереван чем дальше, тем больше становятся интересны не только нам, и это не просто предположение, это — очевидная реальность.
Ереван