Нехорошие дельфины, африканский секс-туризм и наивная Европа

Архив 201219/05/2012

Первые фильмы каннского конкурса жестоко обошлись с героинями, зато актрисам дали шансы на награду.

Уже на второй день Каннского фестиваля появилась очевидная претендентка на “Пальму” за лучшую женскую роль. Марион Котийяр, при всех ее заслугах и регалиях, в Канне с конкурсным фильмом не была ни разу, а сейчас наконец появилась, причем в одной из самых ожидаемых премьер: “Ржавчина и кость” Жака Одиара.
На сей раз он снял слезливую мелодраму на Лазурном Берегу и пригласил на главную роль самую востребованную на сегодняшний день молодую актрису Франции. Котийяр, которой предстояло сыграть укротительницу дельфинов, в результате трагического инцидента на шоу лишившуюся ног, согласилась сразу. Конечно, из желания поработать с Одиаром.
Персонажи фильма переживают неисчисляемое количество бедствий. Каждые двадцать минут в фильме происходит что-то либо просто плохое, либо ужасное. Сцены с дельфинами сняты грандиозно. Сцены боев без правил, в которых участвует герой, — тоже.
Игрой актеров трудно не восхититься. Журналисты долго мучили Марион вопросами, как она сумела так убедительно перевоплотиться в лишившуюся ног молодую женщину. Актриса отвечала, что просто “влезла в кожу” своего персонажа. И, надо признать, в искусстве “влезания в кожу” ей в сегодняшнем кино мало равных.
Еще одна яркая женская роль у австрийской актрисы Маргарет Тизель в фильме одного из самых радикальных режиссеров Европы, австрийца Ульриха Зайдля. Его картина называется “Рай: Любовь” и представляет собой первую часть трилогии о женщинах: двух сестрах “постбальзаковского” возраста и дочери одной из них. Со всеми тремя женщинами зритель знакомится в самом начале, когда 50-летняя Тереза привозит свою апатичную толстушку-дочь к сестре, а сама отправляется в отпуск в Кению. Там после недолгого сомнения и жеманства она становится настоящим сексуальным туристом. Тереза отчаянно ищет любви.
Зайдль рассматривает тела своих персонажей беззастенчиво и со всех сторон. Упитанные белые женщины и наделенные обезьяньей грацией черные мужчины наверняка обеспечат фильму в прокате самый суровый ограничительный рейтинг и внушительные очереди у касс. А на самом деле речь идет о дряхлеющей беззащитной, наивной Европе и набирающем силу наглом “третьем мире”.
По материалам
зарубежной прессы