“Не знаю, почему это случилось. Я пал жертвой своих мыслей”

Архив 201221/01/2012


Команда судна Costa Concordia уверяла береговые службы, что все в порядке, когда лайнер наткнулся на риф

“Costa Concordia — находка для тех, кто хочет совместить морской круиз и здоровое времяпрепровождение. Costa Concordia — настоящий плавучий курорт…” — так расписывали рекламные проспекты преимущества самого большого (по данным 2006 года) круизного корабля Европы, ходившего под итальянским флагом. После крушения в ночь на 14 января Costa Concordia стали называть “Титаником-2”. К счастью, полностью повторить судьбу “Титаника”, который утонул сто лет назад и, кстати, тоже 14-го, но не января, а апреля, “Конкордии” “не удалось”. Но трагическая история лайнера, на борту которого было более 4 тыс. человек, навряд ли когда-либо забудется. Напомним, в результате аварии погибли 11 пассажиров, 28 человек числятся пропавшими. Драматизм истории добавляет факт бегства капитана с терпящего бедствие судна.

Итальянские СМИ опубликовали расшифровку первого радиоконтакта между портовыми властями и экипажем круизного лайнера “Коста Конкордия” после того, как судно налетело на камни. Радиопереговоры прошли спустя полчаса после удара лайнера о скалы. В них экипаж уверял береговые службы, что все в порядке, вот только на борту погас свет. На звукозаписи портовая администрация, получившая информацию от пассажиров о сильном ударе, интересуется о происходящем на судне. “Вам требуется помощь или же вы остаетесь в районе острова Джильо?” — спрашивает сотрудник портовой администрации, предварительно рекомендовавший пассажирам одеть спасательные жилеты. “Мы остаемся здесь, чтобы установить причины отключения света”, — отвечает член экипажа, умолчав о столкновении с рифами. Вскоре после этого судно завалилось на правый борт, а 4200 пассажирам пришлось эвакуироваться на берег.
…Поиск пропавших осложняется периодически ухудшающимися погодными условиями. В район катастрофы прибыли технические суда для откачки с борта лайнера дизельного топлива, которое может вылиться в воды Средиземного моря — итальянцы боятся, что судно съедет с рифа и топливо разольется на глубине.
Капитан Costa Concordia Франческо Скеттино (снимок слева) помещен под домашний арест, он обвиняется в причинении смерти по неосторожности или в результате халатности. Капитан, как известно, покинул свой корабль и, несмотря на требования начальника порта, руководившего операцией по эвакуации людей, отказался вернуться на борт терпящего бедствие лайнера.
…В итальянской прессе и социальных сетях при обсуждении крушения “Коста Конкордиа” фигурируют два главных действующих лица: суперзлодей Франческо Скеттино и супергерой Грегорио де Фалько, начальник порта Ливорно. О разговоре Скеттино и де Фалько стало известно после того, как аудиозапись опубликовала Corriere Fiorentino, региональное отделение газеты Corriere della Sera. В разговоре руководитель береговой охраны Ливорно Грегорио Мариа де Фалько говорит капитану: “Слушай, Скеттино, там люди, застрявшие на борту. Ты сейчас со своей спасательной шлюпкой направляешься к носу корабля, к передней части. Там есть веревочный трап. Ты должен забраться по нему на борт корабля. Забраться и доложить, сколько там людей. Все ясно? Я записываю этот разговор, капитан Скеттино… Слушай! Там люди спускаются по веревочному трапу. Ты должен забраться по нему на корабль и доложить мне, сколько там людей и что там на борту! Понятно? Сообщить, есть ли там дети, женщины или кто-либо нуждающийся в медицинской помощи. Доложишь, сколько их”.
Очевидно, в ответ капитан Скеттино попытался объяснить Де Фалько, что он уже находится в спасательной шлюпке и “координирует оттуда спасательную операцию”, хотя на корабле еще оставалось много людей. Глава береговой охраны Ливорно приказывает ему вернуться на борт, но Скеттино пытается увильнуть от выполнения приказа. Однако Де Фалько требует, чтобы он вернулся… “Вы понимаете, тут темно и ничего не видно…” — предпринимает последние попытки капитан, на что Де Фалько грозно отвечает: “И что? Ты хочешь вернуться домой, потому что темно?”
“Я хочу подняться на борт, но просто здесь есть другая шлюпка… другие спасатели, она остановилась и застряла тут, я сейчас позвал других спасателей”, — Скеттино всячески пытался настоять на том, что на “Коста Конкордиа” он не может вернуться из-за “пробки” из шлюпок в море. Де Фалько повторил свой приказ еще раз, и первый разговор закончился. Но начальник порта позвонил вновь, чтобы уточнить, выполнил ли Скеттино его приказ. Капитан ответил, что, как ему сказали, “там, кажется, около сотни человек”, а сам он не может получить более точные данные, потому что находится в лодке со всем высшим офицерским составом судна. “Но тогда почему они не возвращаются на борт, чтобы посмотреть, какова там ситуация, и потом доложить нам о ней? Отправьте их обратно на борт. Отправьте одного человека на борт, чтобы он координировал действия”, — сказал в ответ на это де Фалько. “Но координацией сейчас занимаюсь я”, — заявил Скеттино. “Я приказываю вам, капитан”. — “Мы больше не можем взойти на борт. Мы покинули судно”. — “Когда на борту 100 человек, вы покинули судно?” — “Но я не покидал никакого судна. Судно внезапно накренилось, и нас выбросило в воду”.
В итоге Скеттино и де Фалько сошлись на том, что капитан из шлюпки, которая не будет удаляться от лайнера, будет докладывать начальнику порта о происходящем вокруг. Однако, как всем известно, вскоре Скеттино оказался на берегу…
Де Фалько хотя и срывался на повышенные тона, был предельно вежлив с капитаном (насколько можно быть вежливым с подчиненным, который в условиях чрезвычайной ситуации не выполняет приказы и постоянно оправдывается) — ни разу не обратился к нему на “ты” и выругался всего два раза за оба звонка, да и то совсем не грубо. Вероятно, это добавило ему очарования в глазах публики.
Скеттино же удостоился всеобщего порицания: явно не на пользу его репутации пошло заявление таксиста, подвозившего его утром после кораблекрушения из порта до отеля на Джильо (хотя расстояния на острове невелики, такси было необходимо, чтобы спасти капитана от журналистов). По словам таксиста, Скеттино был молчалив, но поинтересовался, где можно купить носки.
Впрочем, находятся у Скеттино и защитники: помимо родственников, таковыми оказались жители его родной деревни Мета ди Сорренто около Неаполя.
…Доказательством того, что Скеттино лгал сразу после аварии — в какой-то момент он даже заявлял, что покинул судно в числе последних, — стали не только разговоры с де Фалько. 17 января в ходе допроса капитан был вынужден признаться в некоторых неприятных вещах. Во-первых, Скеттино признался, что он солгал, заявив, что сразу после столкновения поставил судно на якорь. Здесь, как и в случае с оставлением тонущего лайнера, сказать правду капитана вынудило неоспоримое свидетельство: итальянские таможенники, прибывшие на место происшествия через десять минут после аварии, предоставили следствию 40-минутную видеозапись событий. На ней видно, что “Коста Конкордиа” встала на якорь с большим опозданием. Во-вторых, Скеттино признал, что он совершил ошибку при маневре. “Не знаю, почему это случилось. Я пал жертвой своих мыслей”, — незабываемо прокомментировал капитан. По его словам, действительно, решение подойти близко к берегу было вызвано желанием отдать дань уважения его другу и коллеге с острова Джильо Марио Паломбо. При этом, как рассказал капитан, такой маршрут был запланирован с самого начала, и “Коста Конкордиа” выполняла его не в первый раз.
Так как капитан был уверен, что он хорошо знает глубину воды в этой местности, он шел “на глаз”. Однако не заметил рифа и слишком поздно решил повернуть, что и привело к аварии. Изначально капитан утверждал, что скалы не были обозначены на карте…

Шерше ля фам?

Прокуратура города Гроссето объявила в розыск 25-летнюю румынку (по паспорту), уроженку Молдавии Домнику Чемортан (снимок справа), которую видели на капитанском мостике круизного лайнера “Коста Конкордиа” незадолго до его столкновения с рифом. По данным итальянских СМИ, сама девушка уже успела дать интервью молдавскому телевидению. Она, в частности, рассказала, что в 2009 году работала на лайнере, а также подтвердила, что в ночь на 14 января действительно была в капитанской рубке судна.
По официальным данным, Чемортан не было ни в списке пассажиров, ни в списке членов команды, однако компания-судовладелец Сosta Crociere утверждает, что она оказалась на борту согласно всем правилам. Как сообщалось ранее, во время аварии капитан Франческо Скеттино был в ресторане с двумя девушками, блондинкой и брюнеткой, и покинул ресторан только вместе с пассажирами.
Кок-филиппинец Роджелио Бариста рассказал The Telegraph, что вскоре после столкновения с рифом капитан попросил приготовить ужин ему и некой девушке, которую кок не опознал. Скеттино, по словам Баристы, в течение некоторого времени — когда уже падала посуда — ждал своего напитка и десерта для своей спутницы. О второй девушке кок ничего не сообщил. Несколько свидетелей заявили, что Скеттино (после десерта) все-таки поднялся вместе с подругой на капитанский мостик. Одна из газет написала, что капитан специально красовался перед подругой, отключив автоматическое управление. Может, они даже поспорили, как близко можно подойти к острову…
Домника Чемортан защищает капитана, она написала в facebook, что капитан был “героем и спас тысячи людей”. Более того, она и сама “пыталась спасти как можно больше людей, понимая, что в такой холодной воде человеку трудно продержаться более 20 минут”…
Между тем в четверг 19 января Скеттино снова обвинили во лжи. По данным Corriere della Sera, представитель Costa Crociere Паоло Каппуччати спустя два часа после столкновения звонил в компанию, занимающуюся ремонтными работами, и говорил о необходимости починки “небольшой поломки”. По словам Каппуччати, Скеттино солгал компании о масштабах аварии. Позже в четверг Costa Crociere отстранила капитана от работы. Как сообщается на официальном сайте компании-судовладельца, ее представители начали связываться с пассажирами лайнера. Costa Crociere обещает выплатить компенсации всем пострадавшим.
По материалам
зарубежной прессы