“Не знал, что мой командир — зек”

Архив 201027/04/2010

Очередное заседание суда, где слушается дело о побеге из тюрьмы “Нубарашен” двух пожизненно заключенных, было почти целиком посвящено “разбору” одного из подсудимых — Согомона Кочаряна. Показания давал таксист Гурген Шахбазян.

Впрочем, профессия свидетеля, как и такси-сервис “Вип”, в котором он работает, не имели никакого отношения к разбираемому делу. Персона Гургена Шахбазяна привлекла внимание суда по одной простой причине — именно к этому человеку пожаловал сбежавший из тюрьмы заключенный. Вырвавшись на свободу, он прямиком поехал в село Мугни Арагацотнского района, где проживает Гурген Шахбазян. Почему беглый зек в качестве пристанища выбрал дом именно этого человека, стало ясно из его же рассказа. Оказалось, что когда-то Шахбазян служил в разведотряде “Мхитар Спарапет” и Согомон Кочарян был его командиром. Фактически эти двое сражались бок о бок во времена карабахского противостояния. Рассказ свидетеля был насыщен воспоминаниями о войне и боевых товарищах. Он также поведал суду, что в отряде его командира звали Сашей.
После такого экскурса в историю свидетель перешел непосредственно к разбираемому делу. Он рассказал, что в декабре прошлого года ему позвонила жена и попросила срочно приехать домой. Вернувшись, Шахбазян застал в своей гостиной бывшего командира, которого не видел аж с 1994 года. (Напомним, что Согомона Кочаряна посадили в 1995 году за убийство двух иранцев.) Гурген уверял, что о зарешеточной судьбе боевого товарища он ничего не знал. Согомон рассказал ему, что последние 10 лет жил в России, а теперь вернулся на родину, чтобы уладить какие-то бумажные дела. Словом, не ведающий правды экс-сослуживец гостеприимно принял в своем доме беглого зека. Тем паче что в старые добрые времена командир частенько гостил в доме своего разведчика.
Прокурор Арутюн Арутюнян, конечно же, не мог не спросить свидетеля о том, как же так получилось, что Шахбазян ничего не слышал о громком побеге из тюрьмы и об объявлении в розыск двух пожизненно заключенных. Ведь об этом на всю страну трубили все средства массовой информации. Впрочем, свидетель спокойно констатировал, что слышать-то о побеге слышал, только и предположить не мог, что речь идет о его Саше. Тем более что, будучи гостем в доме Гургена, командир активно общался с родственниками и соседями однополчанина, однако ни у кого из них не вызвал подозрений. По его словам, вся правда ему открылась только после поимки Согомона правоохранительными органами.
А теперь о самом аресте. В тот день Шахбазяна опять же не было дома. О том, что случилось, он узнал, когда ему позвонила супруга и попросила срочно приехать. Уже после ему рассказали, как полицейские окружили его участок, как штурмом вошли в дом, как заломили руки его жене и сыну и как взяли Согомона, притаившегося в спальне. Все это случилось 18 декабря прошлого года, через 21 день после побега. А 23 декабря арестовали и самого Шахбазяна. Правда, через 3 дня его пришлось отпустить. Видимо, следствие поверило в абсолютное неведение таксиста…