Не время определит путь к миру в Карабахе Залог успешных переговоров в отказе от применения силы

Архив 201222/03/2012

Важнейшая подвижка, достигнутая в результате посредничества Минской группы ОБСЕ по Нагорному Карабаху, — сохранение перемирия. Оно не раз подвергалось угрозе срыва из-за инцидентов, гонки вооружений и воинственных кампаний Баку (Азербайджан озабочен оккупацией своих земель армянами и намерен не давать им спокойно удерживать нынешний статус-кво).

За 20 лет не раз менялись формы и методы работы в Минском процессе, но конечная цель разрешения судьбы Нагорного Карабаха и примирения между Азербайджаном и Арменией все еще остается недостижимой из-за полярных позиций и несговорчивости сторон. Баку добивается прежде всего ухода армян из оккупированных районов, всячески уклоняясь от обязательств решить судьбу края волеизъявлением его населения, а Ереван и Степанакерт ставят свой уход в зависимость от порядка определения статуса. Тем не менее усилия государств — сопредседателей МГ ОБСЕ при особой активности России на высшем уровне несомненно содействовали сохранению перемирия и удержанию горячих голов от неразумных действий в столь чувствительном регионе.
Относительное затишье на линии соприкосновения вызвано серией встреч президентов России, Азербайджана и Армении, а также избранием Баку непостоянным членом СБ ООН на 2012-2013 годы. Среди армян этот успех бакинской дипломатии был воспринят ревниво и даже негативно, без должной оценки возникшего полезного эффекта сдерживания.
Минский процесс оценивается армянами в целом положительно, а в Баку весьма противоречиво, с распределением ролей: власть осторожничает, а СМИ подвергают его резкой критике за бесплодность. В последние годы там все чаще призывают посредников, другие столицы и международные организации оказывать на армян давление, чтобы освободить захваченные ими земли. При этом в Баку исходят из всеобщей заведомо негативной оценки оккупации как таковой, но упорно скрывают конкретику: как возникла эта оккупация, как вопреки четырем резолюциям СБ ООН и многим предложениям посредников Баку растянул войну на два с половиной года, чтобы одолеть армян силой, а в итоге сам поплатился потерей семи районов АР. Там забывают, что истина конкретна.
Призывы Азербайджана к давлению на армян мало срабатывают. Мандат сопредседателей даже не дает им права оказывать давление на стороны по сути переговоров. Давление в дискуссионных вопросах вряд ли мыслимо, но оно вполне обосновано в делах бесспорных. Например, 1) против силового решения споров или 2) против невыполнения официально взятых на себя обязательств. Позиции азербайджанской стороны тут весьма уязвимы: она то и дело допускает силовые решения и даже ратует за них; давно не выполняет соглашение об укреплении режима прекращения огня от 4 февраля 1995 года и утаивает, что оно было подписано по прямому указанию “общенационального лидера” Гейдара.
Установка не давать покоя армянским оккупантам стала помехой конструктивности. Она обрекает официальный Баку на негативизм, на отказы от полезных предложений, что не дает ему плюсов в глазах посредников, других государств, общественного мнения. Да и как иначе оценивать всяческое принижение прекращения огня, зароки вроде “война не окончена”, саботаж соглашения от 4 февраля 1995 года, нежелание отводить снайперов с передовых позиций, уклонение от мер доверия, особенно в военной сфере, затягивание создания механизма расследования инцидентов и т.п.?!
Многие задаются вопросом: сколько лет потребуется еще для урегулирования карабахского конфликта? Время — очень важный фактор в таких делах, и 20 лет — не срок. Но тут дело не столько во времени, сколько в подходе сторон к главному вопросу: как достичь мира — в переговорах или войной? Мировое сообщество уже отвергло новую войну, подтвердило, что военного решения этого конфликта нет. Президент АР Ильхам Алиев не раз подчеркивал предпочтительность мирного пути, но не исключил и военного, напрягая ситуацию в регионе. Что это — вполне серьезная установка, нажим на противостоящую сторону или шантаж международного сообщества? В любом случае — куда хуже, чем ошибка. Из наших личных контактов хорошо помню, что его отец настраивался исключительно на мирный путь.
Прорыв в переговорах возможен лишь после преодоления нынешнего порочного круга, когда одна сторона готовится к удару, чтобы отобрать свои или считаемые своими территории, а другая удерживает их как еще один и прочный рубеж своей обороны. Наивно рассчитывать, будто военные угрозы заставят противника отойти с укрепленных позиций, чтобы занять уязвимые. Необходимо круто и безвозвратно перевести дела из плоскости военной в политическую, отказаться от иллюзий военного разгрома недруга. За считанные дни или часы не решить этот конфликт, неразрешимый столько лет под аккомпанемент нынешних угроз. Не даст времени и мировое сообщество — оно сразу потребует прекратить военные действия.
Только отказ от применения силы обеспечит успех переговоров. Проще всего — заключением такого соглашения под международными гарантиями. Полагаю, что оно никогда не должно выпадать из предложений посредников.
Владимир КАЗИМИРОВ
Владимир Николаевич Казимиров — посол, первый заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов, глава посреднической миссии России, участник и сопредседатель МГ ОБСЕ (1992-1996)

От редакции “НВ”. Из статьи Владимира Казимирова совершенно ясно видно, кто конкретно виноват в провале многочисленных миротворческих инициатив. Виновник — Баку, с его милитаристской риторикой и нежеланием следовать конструктивным вариантам. Поэтому очень своевременным выглядит предложение усилить давление на стороны конфликта (ясно, на кого в первую очередь), чтобы заставить подписать юридически обязывющее соглашение об исключении войны и самих разговоров о ней из переговорного арсенала. И вот тогда-то Азербайджану придется начать всерьез обсуждать варианты мира. И пусть этот процесс нелегок — главное, перестанут гибнуть люди и появится реальная надежда на мир. В этом с опытнейшим российским дипломатом спорить не приходится. Хочется надеяться, что его голос будет услышан.
“Независимая газета”, 21.03.2012 г.