Не по-чеховски это…

Архив 201215/03/2012

Последние несколько дней в интернете активно обсуждается инцидент, произошедший в одной из, пожалуй, самых старейших ереванских школ — имени А.П.Чехова, к которой крепко прилипло слово “элитная”. Причем как в отрицательном, так и в положительном смысле. Несмотря на критику, в этом учебном заведении созданы все условия для того, чтобы родители не волновались за отпрысков: хорошие учителя, приличные условия, чистота, нормальное питание, охрана… Казалось бы, работай не хочу. И все же двум россиянкам — выпускницам МГУ Эле АЛЕКСАНЯН и Анастасии БАЙКАЛОВОЙ из РАУ прижиться в новом коллективе не удалось. Почему?

История, надо сказать, странная, с уймой острых углов и темных пятен, разбираться в которых, прямо скажем, занятие не из приятных. Еще более неприятно, что за кадром дети, оказавшиеся невольными свидетелями этой подковерной борьбы… Вниманию читателей с некоторыми комментариями представляем позицию обеих сторон: директора школы имени А.Чехова Гаяне САРУХАНЯН и молодой, теперь уже бывшей учительницы Анастасии Байкаловой, опубликовавшей в своем “ЖЖ” обращение к экс-начальнице.
“Гаяне Георгиевна! Этот учебный год начался для меня удивительно. Трудно передать словами то, что ощутила я, когда 18 пар разноцветных детских глаз впервые изучающе посмотрели на меня. Это было потрясающе! — пишет А.Байкалова. — За те полгода, которые я проработала учителем в Вашей школе, я обрела 18 прекрасных друзей в лице ребят и познакомилась с их потрясающими родителями”.
Далее идет повествование о том, как за несколько недель до окончания учебного полугодия директор, выражаясь словами Байкаловой, по непонятным причинам начала выживать новый кадр из школы. “Я начинающий специалист и совершала некоторые ошибки, но методично работала над каждой из них. Вы же всячески унижали меня и мои способности”, — сообщает Байкалова, утверждая, что свои замечания директор преподносила в крайне грубой и жесткой форме и через третьих лиц, а не лично. Кроме того, по словам учительницы, она не заостряла внимание на форме замечаний и методично работала над исправлением ошибок. Обижена Анастасия и на то, что директор почтила вниманием лишь один ее урок, и этого ей хватило, чтобы назвать методику молодой учительницы провальной. “Это при том что другие учителя, посещавшие мои уроки, называли их хорошими и тактично исправляли некоторые увиденные недочеты. Не могу не сказать, что моя “провальная” методика привела к тому, что дети в моем классе с любовью относились к учебе и показывали хорошие результаты, а родители как один отмечали индивидуальный подход к каждому из учеников, — пишет Байкалова. — В своих действиях вы не чурались и подлой клеветы. Вылив на меня массу грязи, вы были уверены, что я добровольно уйду из школы. Эмоционально я была близка к этому, однако, бесконечно любя свой класс и зная, насколько я нужна детям, терпела все происходящее и была готова терпеть дальше. Я никогда по своей воле не оставила бы своих учеников”.
Байкалова делится впечатлениями о “кухне” Чеховской школы, которую директор “превратила в своего рода машину для личного обогащения”. Речь о сборах на дополнительные занятия английским (4 000 драмов), “которые преподносятся как услуга по желанию родителей”, и другие уловки. “Буквально на моих глазах происходили скандалы по поводу того, что звонки с урока подавались на пару минут позже, и выручка от школьного буфета оказывалась несколько ниже. В связи с этим время следующего урока урезалось, чтобы восполнить понесенные убытки”, — пишет Анастасия, заявляя, что “ни для кого из работников школы не является секретом, что большая часть денег идет в карман директора и ближайшего окружения, а среднему стандарту знания английского языка в школе соответствуют всего несколько учителей”…
“Я пыталась говорить на эту тему с начальством школы, на что мне было сказано, что если я не буду собирать с родителей деньги на английский, то сумма будет вычитываться из моей зарплаты… — пишет Байкалова. — Поскольку вам нечего было сказать родителям, а их дружная поддержка сама по себе перечеркивала ваше заявление о моей некомпетентности, вы аргументировали свои действия тем, что я не имею необходимой специализации преподавателя младших классов. При этом полгода назад, когда брали меня на работу, наличие данного образования не являлось необходимым условием. Напротив, мне было сказано, что школа сама посодействует в решении этого вопроса. В итоге этот пункт вы использовали как рычаг давления, с помощью которого попытались изменить отношение родителей моих учеников к происходящей ситуации, — заявляет Анастасия. — Выживая меня из школы, вы прибегли к распространению такого грязного слуха, в который невозможно поверить! При этом свою подлую клевету вы осмелились прикрывать именем мэра города Еревана, якобы звонившего в школу и требовавшего моего увольнения”. Как утверждает Байкалова, близкие ей люди связались с мэром, и тот опроверг эту информацию. Кроме того, по словам Анастасии, директор и после увольнения преследовала ее, звонила на место ее нынешней работы…
Пожалуй, имеет смысл взглянуть на комментарии других блоггеров. “Много слышала про эту школу, но не знала, что все так гадко. Несколько лет назад прочитала статью в газете, осталось такое неприятное впечатление, думала, кто мог так мерзко написать о директоре школы, на вид миловидной женщине, теперь понимаю, что все это правда”, — отзывается stairstofreedom. Некоторые пользователи FB, где публикация тоже обсуждалась, предположили, что в основе негатива директора банальная женская зависть: мол, молодая, красивая, перспективная, дети любят и коллектив души не чает…
“Держитесь, мы с вами” — такова в целом реакция сторонников Анастасии, которые, кстати, щедры и на весьма некорректные отзывы в адрес Саруханян. Но обойдемся без цитат. Некрасиво.
“Слухи всегда есть и будут, но мы ваши воспитанники — это и есть правда. Атмосфера в этой школе чистая. Лучшие учителя преподают в этой школе. Ученики трудятся и получают удовольствие. Мои родители искали учебное заведение для меня и остановились на Чеховской, они сами встречали людей, которые недовольно отзывались о школе. Однако родители никогда не передумают, что привели меня в эту школу”, — пишет безымянный юзер, судя по всему, пока школьник…
“Спасибо за этот пост! — откликнулась в “ЖЖ” aneeeeee. — Лично в меня он вдохнул сил! Я сама сейчас работаю в школе. Многое вижу, многое слышу, многое съедаю, о многом не так уж сложно догадаться! Пока я молчу, но думаю, что скоро чаша весов громко упадет (и не в сторону школы). Как жаль, что такое происходит, как ужасно, что рычагов нет. Больно за детей. Но здорово, когда есть место (пространство), в котором можно читать-слышать о попытках противостояния системе, которая давно уже не жива! Ты — молодец, в глазах — герой, такой пост дал мне возможность понять, что я не единственный Дон Кихот в борьбе с этими мельницами”.
Есть другая реакция. “Как вам не стыдно? — обращается к Байкаловой аноним. — Каждая из вас полжизни бы отдала, чтобы оказаться на месте молодой, красивой, успешной и независимой… Скопище отчаянных домохозяек, топчущихся на месте баб, у которых и амбиций-то нет. Не судите да не судимы будете. У вас есть дети, которые вырастут и когда-нибудь заплатят за вашу клевету… Мне вас жалко, у каждой из вас не сложилась судьба: муж изменяет, а вы молчите в тряпочку. А что делать? Вы ведь ничто и никто без него. Разве только полаять на чужой успех — вот это вы горазды. Тьфу на вас, вас не то что стервами, дурами назвать сложно”.
Далее идет возня на, пардон, мочеполовую тему. Пересказывать гадко и неловко…
Вчера корр. “НВ” удалось связаться с той самой, как выразился один из пользователей, “чудовищной женщиной” — Гаяне Саруханян. “Хочу заострить внимание именно на профессиональном аспекте конфликта, об остальном даже думать противно — говорит она. — Мне порекомендовали их как перспективных учительниц и, да, я взяла на работу Анастасию без соответствующего диплома, хотя она окончила РАУ как психолог. Я сама договорилась с руководством Ереванского педагогического университета имени Х.Абовяна с тем, чтобы девушку взяли заочницей на школьный факультет. Анастасию проинструктировали на предмет того, какие нужны документы, и мы были в полной уверенности, что она уже учится. Как оказалось, зря. Она и не думала работать над собой. Такими же тщетными оказались наши попытки уговорить ее слушать занятия других намного более опытных педагогов нашей школы. Если мне не изменяет память, Байкалова была всего на одном занятии, и старшее поколение педагогов подтвердит, что с точки зрения методики преподавания и контакта с учащимися у нее были серьезные пробелы”…
По словам Саруханян, утверждения о том, что Байкалова и Алексанян были радушно приняты коллективом, действительности не соответствуют. “Напротив, это я всячески старалась сделать так, чтобы им было у нас комфортно. Думала, как-никак носительницы языка — польза от них будет. Но, как я уже отметила, профессиональные навыки девочек и в частности Байкаловой оставляли желать лучшего. Я поговорила с проректором РАУ, оказалось, она на троечки еле окончила вуз. О поведении и внешнем виде так называемых учительниц уже не говорю. Они неприлично одевались, постоянно жевали жвачку, опаздывали. Анастасия периодически звонила в школу, сонно-умирающим голосом сообщала, что ей плохо, и просила подменить. Очень часто учителя даже не сообщали мне об этом: чтобы уберечь ее, тихонько занимались с классом. Вы считаете, учитель имеет право вести себя таким образом? Вы считаете, нормально сажать провинившегося в чем-то малыша-первоклассника на мусорный бак? Терпению пришел конец, и я хотела тихонько без скандалов не продлить им контракт — испытательный срок заканчивался. Со мной связались из мэрии (и это чистейшая правда). Точнее — позвонила руководитель общеобразовательного отдела и распорядилась, чтобы этих двух в школе больше не было… Я очень жалею, что приютила в школе со старейшими традициями двух не имеющих никакого представления о преподавании и вообще работе с детьми девиц. Когда коллектив был настроен против, я пыталась сгладить, как-то утихомирить страсти. И вот, пожалуйста, в интернете появляется письмо, в котором я же и виновата.
Все ложь — от первой до последней строчки. Впрочем, у меня уже иммунитет. На меня и на школу столько разных поклепов было, что я даже привыкла. Скажу только, что в стенах этого заведения никогда не делалось ничего противозаконного, и я никогда не принимала на работу, руководствуясь протежированием”.
Такие вот школьные терки да разборки. Бедные детки. Бедный Антон Павлович. Ему такие сюжеты и не снились…
Рубрику ведет
Анна САТЯН