Не могут разобраться с подлинностью печатей и почерков

Архив 201227/03/2012

В суде общей юрисдикции ереванских общин Арабкир и Канакер-Зейтун продолжаются слушания по делу “инкассаторов”. На скамье подсудимых сразу шестеро сотрудников “Арминкассации”. Подавляющее большинство из них — представительницы слабого пола и… обладательницы слабого здоровья.

К двоим из них — Сатеник Саргсян и Анаит Григорян, женщинам в летах — в качестве меры пресечения был выбран арест, и сегодня они содержатся под стражей в Абовянской колонии. Это не лучшим образом отразилось на их здоровье. К примеру, Анаит Григорян — инвалид второй группы, прямо на суде стало плохо. Пришлось вызвать бригаду скорой помощи и сделать женщине, страдающей диабетом, инъекцию инсулина.
Теперь о том, за какие такие грехи подсудимые удостоились таких мучений. А дело, оказывается, в махинациях, кои имели место в “Арминкассации”. Интересно, что рука правосудия не достала до руководства этого ведомства. Экс-директора организации Виктора Гришчяна уж нет в живых, а его заместитель Рубен Симонян избежал возбуждения уголовного дела за “отсутствием состава преступления”. Вышло, что многотысячные махинации в основе своей проворачивали бухгалтер и кассир. (Именно эти должности занимали две “главные” подсудимые.) К преступлениям приложили руку и четыре других инкассаторских сотрудника — Агавни Хачатрян, Армине Григорян, Саргис Даниелян и Арман Григорян. Фактически, фальшивые перечисления сегодня “висят” именно на этих людях. В частности, это перевод в 58 миллионов драмов по липовым договорам с подписью покойного Гришчяна и перечисление 85 миллионов, под которым стоял автограф Симоняна. Надо полагать, Специальная следственная служба, решившая не возбуждать дело против замдиректора “Арминкассации”, сочла, что подписи, стоявшие под документами, подделаны.
А вот подделаны ли печати, коими были украшены “криминальные” документы, оказалось очень сложно определить. Для сличения почерков и печатей были проведены аж три экспертизы, однако в “резюме” специалистов наличествуют сомнительные “интонации” типа “преступные перечисления могли быть сделаны не Геворгян, а другим лицом…” Эти “могли бы” и “возможно”, конечно, особой ясности в дело не внесли. На судебном заседании эксперты также признались, что их выводы носят не “категоричный”, а “возможный” характер. Между тем подсудимые настаивают на своей невиновности и уверяют, что могут это доказать. К примеру, Анаит Григорян утверждает, что на бумагах явно стоят не их печати — даже невооруженным глазом видно, что “слепки” отличаются друг от друга размерами. Было решено сравнить печати прямо на судебном заседании… Но вот поможет ли это подследственным?