“Не могу жить спокойно, зная, что кому-то хуже”

Архив 201027/02/2010

Много лет наша газета печатает материалы о социально уязвимых семьях, о бомжах, инвалидах, детях-попрошайках, бездомных — словом, тех, кто оказался на обочине жизни, лишенный какой-либо помощи со стороны государства и общества. И всякий раз реакция на эти публикации поражает.

В точном соответствии с маршаковскими строчками “Кто сам просился на ночлег, скорей поймет другого”, на чужую беду быстрее и сочувственнее откликаются люди небогатые, сами нуждающиеся в помощи. Поэтому, искренне сострадая, они тем не менее никак не могут существенно изменить к лучшему жизнь социальных изгоев. Это под силу лишь людям состоятельным, которые, однако, удивительно равнодушны к участи своих обездоленных сограждан. Все попытки достучаться до их сердец за все эти годы так ни к чему не привели. Но мы не теряем надежды…
На статью о 14-летнем Нареке Микаеляне (снимок справа) (“Лишь бы была крыша над головой и не болела голова”), страдающем болями из-за нескольких кист головного мозга и проживающем в палатке вместе с немолодыми родителями в районе Харберда, откликнулась пожилая женщина Соня — беженка, инвалид, коротающая свой век в общежитии для беженцев. Она отложила из своего скудного дохода пять тысяч драмов для Нарека и, несмотря на наши убеждения, что эти деньги ей самой нужны для пропитания и лекарств, переубедила нас: “Я не могу жить спокойно, зная, что кому-то еще хуже, чем мне. Я дала зарок перед Богом, что во что бы то ни стало должна эти деньги передать несчастному мальчику”. Откликнулась еще одна женщина, Анаит, некогда работавшая в благотворительном фонде, которая даже по увольнении с работы продолжает помогать обездоленным, но уже из личных средств. По ее рекомендации семье Микаелянов был открыт счет, на который Анаит перевела деньги и пообещала передать данные нескольким благотворительным фондам. На этом помощь Нареку Микаеляну закончилась. Вчера редакция связалась с мамой мальчика Нарине, которая поделилась своим горем — боли у Нарека обострились (то ли это связано с приходом весны, то ли с увеличением кист), народные средства на основе трав уже не помогают — здесь уже нужна квалифицированная медицинская помощь. Нарина плачет, ее материнское чутье подсказывает, что она может потерять сына, за которого боролась четырнадцать долгих лет, из-за которого родители лишили ее жилья. Сколько людей ей советовали сдать мальчика в детдом. Сколько раз их выгоняли из съемного жилья из-за наличия больного ребенка. Борьба за его жизнь стала смыслом жизни. А сейчас он умирает на ее глазах. И все молчат. Эта смерть будет на совести каждого, прочитавшего эту и предыдущие статьи о мальчике. Хотя сейчас многие не знают, что такое совесть и великодушие. Лишь бы самому было сытно и тепло сейчас и здесь. А после нас хоть потоп.
На статью о семье беженцев из Азербайджана Шалико и Люсик Овсепян (снимок слева), состоящей из шести человек, из коих трое (!) инвалиды, откликнулась лишь молодежная благотворительная организация ЕГУ. Под руководством Геворга Мелконяна они поехали в Раздан в общежитие, в котором проживает семья, помогли деньгами и продуктами. Глава семьи 82-летний Шалико — лежачий больной, страдает сердечно-сосудистым заболеванием, но, несмотря на это, ему присвоена всего лишь III группа инвалидности. Его супруга Люсик, 66 лет, не работает, получает небольшую пенсию. Сын Рудик в семейный котел приносит случайные заработки — работает где подвернется, перебивается сезонными работами. Невестка Анжела — уборщица. Нельзя без слез смотреть на продолжение рода семьи Овсепянов — мальчиков-погодков Шалико и Микаэла. Старший, 20-летний Шалико, инвалид II группы, умственно неполноценный. Младший, Микаэл, инвалид I группы, с задержкой в развитии и к тому же эпилептик. Несмотря на страшные диагнозы, которые были известны с младенчества мальчиков, родители не отказались от них и достойно несут свой тяжкий крест. Беременности Анжелы пришлись на самый тяжелый период — 1989-90 годы, когда они еле выбрались из азербайджанского кровавого котла. Такой стресс не мог не отразиться на будущем малыше и последующем за ним. Эта семья на последнем издыхании. Слава богу, что благотворительная организация “Миссия Армения” открыла столовую в Раздане, где Овсепяны могут питаться. Но тут другая проблема — трое инвалидов и престарелая Люсик с трудом с окраины Раздана добираются до столовой. Зимой это вообще не представляется возможным. На наше предложение властям местного управления пустить благотворительный автобус никто не откликнулся.
В статье “Уличный музыкант и его муза” говорилось о гитаристе Романе Караханяне и его супруге Евгении Морозовой (средний снимок), которые тоже из Раздана каждый день на электричке добираются до Еревана, чтобы заработать какие-то гроши, так как в своем городишке работу им не удается найти. Летом они ночуют на улицах Еревана, зимой вынуждены возвращаться в свой аварийный дом, который остается без внимания властей, несмотря на высокую степень аварийности. Однажды он рухнет. Под угрозой жизни десятков людей. И никому нет дела. 31 декабря к музыканту, надрывно исполняющему Высоцкого, подошел незнакомый мужчина, сказал, что прочитал статью в “НВ” и решил отыскать Романа и Евгению. Он немножко послушал исполнение, вручил десять тысяч драмов и поздравил с наступающим Новым годом. И все. Больше никто не откликнулся. В этой семье нет детей, а к взрослым жалости меньше. Но разве так должно измеряться милосердие?
“Двадцать лет прожили, еще двадцать проживете!” — так называлась статья о жильцах мрачного здания общежития СПТУ N 3, ни в коей мере даже отдаленно не напоминающего жилье. Более 20 лет назад оно стало приютом для беженцев из Баку. Прошло время, а люди, обитающие под сенью этой рухляди, так и не почувствовали себя ни людьми в полной мере, ни гражданами своей исторической родины. Зданию пять лет назад была присвоена III степень аварийности, тогда же планировалась и реконструкция, которая по причинам, не поддащимся объяснению, была приостановлена, еще не начавшись. Осталась лишь справка. В одной инстанции обращенцев “утешили” так: “Двадцать лет прожили, еще двадцать проживете!” Но прожили ли?! Многие из них потеряли здоровье, стали инвалидами. К слову, многие из них приняли гражданство РА и получили прописку в общежитии, что, по обещаниям власть имущих, должно было облегчить получение жилья. О том, с какими мучениями приходится сталкиваться жильцам, многие даже не догадываются. По этажам с видом полноправных хозяев шныряют крысы. Кухня вышла из строя — каждый как может готовит в своей комнате. Общий санузел давно пришел в полную негодность, люди вынуждены справлять нужду прямо у себя в комнатах, преодолевая стеснение, так как многие живут в одной комнате большими семьями. Кто не смог это преодолеть, стоит в очереди с ведром в туалет. Зимой холодрыга, и сквозняк гуляет. Многочисленные “доброхоты” из различных комиссий с открытой брезгливостью обходят санузел и разводят руками в знак поддержки: мол, действительно, так жить нельзя, как-то не по-человечески. А потом тишина. А некоторые приходят из праздного любопытства и создания имиджа — вот видите, как мы интересуемся проблемами беженцев. Только слова в данном случае не являются поддержкой, тут нужны реальные действия, чтобы эти 60 человек, достоинство которых настолько попрано, вновь поверили в себя, почувствовали заботу своей страны, ведь многие из них оказались здесь будучи уже в немолодом возрасте, а это можно лишь сравнить с пересадкой старого дерева — нужен особый подход, особый уход. Только кто это понимает?! К слову, на статью никто не откликнулся. Нет никому дела до 60 медленно умирающих человек. Когда умрут — проблем будет меньше, как “завещал” великий вождь.
История 77-летней Изабеллы Джавадян, потерявшей рассудок, тоже никого не тронула. Но здесь, слава богу, “Миссия Армения” занялась оформлением паспорта, чтобы старушка могла получать пенсию, а также оформлением документов на небольшую квартирку — иначе некоторые “доброхоты” могли бы воспользоваться немощностью женщины и завладеть ее имуществом, а она бы пополнила ряды бомжей. “Миссия Армения” заплатила задолженность за свет (более десяти лет Изабелла не видела света в своей квартире), а также трижды в неделю обеспечивает старушку горячими обедами.

Добрых людей на свете еще много. Но, к сожалению, не меньше и равнодушных. Между тем никто не должен забывать, что судьба причудливо тасует колоды наших судеб и процветающий олигарх может в одночасье лишиться своего состояния, вкусив горький хлеб нищенства. Поэтому во все времена милосердие, сострадание ценились превыше всех преходящих мирских благ. А равнодушие к бедам ближнего считалось одним из самых тяжких грехов.