Не грудь, а мина замедленного действия!

Архив 201212/01/2012

Скандал вокруг силиконовых имплантатов PIP, разгоревшийся во Франции еще в минувшем году, не утихает. На днях в связи с волной недовольств министр здравоохранения Франции Хавьер Бертран призвал ЕС повысить общие требования к качеству медпродукции. В частности, Минздрав Франции призвал ЕС изменить общеевропейские нормы относительно медпродукции и ее использования. Понять обеспокоенность г-на Бертрана можно: некачественные имплантаты явились причиной не просто плохого самочувствия, а смертей. От лимфомы уже скончались две француженки. Еще четырем поставили страшный диагноз. В общем и целом жертвами обмана компании явилось ни много ни мало, а порядка 30 тысяч фемин! И это только во Франции. Ныне “бомбы замедленного действия” носят в себе тысячи женщин в 65 странах. Как оказалось, не составила исключения и Армения!..

Сами по себе силиконовые протезы опасности не представляют, но если соответствуют всем нормативам, предъявляемым при сертификации. Оттого у большинства европейских экспертов до сих пор возникает вопрос: как продукция PIP, в принципе, могла получить сертификаты соответствия качеству? Ведь производитель в погоне за прибылями наполнил имплантаты промышленным гелем. Не соответствовала нормативам и “упаковка”, в которую было размещено само вещество: по словам медэксперта Доминик-Мишель Куртуа, “у них слишком тонкая оболочка, которая может разорваться в любой момент, и промышленный силикон попадет внутрь!” Невзирая на это, компания “Поли Имплант Протез” отваживалась-таки штамповать брак — ведь экономить на этом удавалось до миллиарда евро в год! Немудрено, что вскоре после разразившегося скандала фирма обанкротилась, а руководители и научные работники исчезли бесследно. Даже несмотря на то, что прокуратура Марселя возбудила уголовное дело по статье “Непредумышленное убийство”, по сути привлекать к ответственности пока что некого — ведь юридических лиц больше нет. Да и физических тоже — французского бизнесмена Жана-Клода Маса, коего международная полиция обвинила в преступлениях против “жизни и здоровья”, объявил в розыск Интерпол.
Как оказалось, и в армянских клиниках пластической хирургии в свое время тоже использовали продукцию PIP. Но в набат медики забили намного раньше, нежели разгорелся “силиконовый скандал” во Франции. Как заверили отечественные пластические хирурги, недоверие к товару компании появилось в мире еще год или полтора назад — о потенциальной угрозе, таящейся в “начинке” имплантатов, своевременно информировала Европейская международная комиссия по качеству продукции, применяемой в пластической хирургии. Со слов президента Армянской ассоциации пластических хирургов Армена Оганесяна, в высланном организацией письме было сказано, что продукция PIP имеет определенные технические недостатки, связанные с проницаемостью капсулы и гидрожель может мигрировать в ткань. С той поры наши эскулапы воздерживаются от применения этих протезов. Медики связались и с женщинами, кто обзавелся в наших клиниках протезами компании-афериста. Благо таковых, со слов Оганесяна, оказалось, немного — речь идет максимум о 10-12 пациентках, прооперировавшихся в разных клиниках нашей страны. Из коих лишь у двоих имеются кое-какие нарекания. У одной девушки, по иронии судьбы проживающей сейчас во Франции, выявлена так называемая асимметрия и ей рекомендовано сделать МРТ. У другой пациентки, пребывающей ныне в Америке, обнаружена киста. Обеим представительницам слабого пола рекомендовано либо обратиться за помощью к нашим врачам, либо наблюдаться по месту нахождения. Ну а решат ли они избавиться от протезов — покажет время. Кстати, пока, со слов опрошенных врачей, не было ни одного случая обращения в связи с “протезовым дискомфортом”. Не приходили в клиники и просто запаниковавшие экс-пациентки, жаждущие распроститься с формами “опасного наполнения”. Если же подобное желание вдруг возникнет, то ничего невозможного нет — как уверяют хирурги, технически удалить имплататы возможно. Но что насчет расходов на хирургическое вмешательство?
Что касается вышеуказанных женщин, носящих в себе “пиповскую” продукцию, то в случае возникновения необходимости удаления, как полагает Оганесян, фирма, вероятно, затраты компенсирует. Тем более что ситуация ныне полностью контролируется вышеуказанной комиссией, структурой довольно серьезной. Остается надеяться, что помочь нашим феминам в случае необходимости ей удастся. Ведь известно, что в самой Франции добиться компенсации со стороны государства получилось далеко не всем. Ассоциация защиты прав женщин с имплантатами PIP добилась лишь того, что госфинансирование будет выделено тем, кому протезы были вставлены по медпоказаниям, то есть после мастектомии. И хотя президент ассоциации Александра Бланшер с этим не согласна, заявляя, что члены организации будут требовать тотального возмещения ущерба в равной степени, тем не менее пока финподдержка реально обещана лишь части пострадавших. Что понятно: операция такого рода, тем более в Европе, наверняка недешева. Влетает это удовольствие в копеечку и у нас.
Опрошенные “НВ” армянские врачи, впрочем, не огласили конкретного прейскуранта. Вероятно, не располагая им из-за отсутствия в мед-арсенале операций по удалению гидрожелевых протезов. Однако несложно предположить, что речь по идее должна идти о расценках, близких к рыночным ценам на операцию по увеличению груди. Меж тем только один силиконовый протез стоит порядка 500 евро. За пару же приходится выкладывать в лучшем случае 800-1000 евро. Максимальная ценовая планка — 1500 евро. Если приплюсовать к этому стоимость медуслуги — порядка 200-400 тысяч драмов, — то очевидно, что потратиться придется прилично. Не зря таких “коррекций” в общем числе пластических операций проводится у нас немного. По словам главврача Центра пластической хирургии “Викмед” Ашота Торосяна, желающих откорректировать грудь — масса. Но реально идущих на это — мизер. Та же ситуация, по заверениям хирургов иных клиник, и у них. Жаль, что официальная статистика на сей счет молчит — как заявили в Информационно-аналитическом центре Минздрава, в категории “хирургические вмешательства” пластические операции не учтены. Дело в том, что руководствуется наше ведомство международной классификацией болезней, в коей “пластика” также оставлена без внимания. Тем не менее в центре предположили, что такого рода статистика в ближайшие годы будет-таки вестись. Что, в принципе, было бы неплохо. Да и вообще, как показали последние события во Франции, эта сфера здравоохранения, как и любая иная, тоже должна пребывать в поле неусыпного внимания и контроля.
Речь в первую очередь об импортировании медицинской продукции в страну. Скажем, согласно интернет-публикациям, “некая голландская фирма смогла выкупить весь бракованный и нераспроданный товар PIP и реализовать под другими торговыми марками”. И если это правда, то возникает вопрос: можно ли гарантировать, что некачественные имплантаты не “просочатся” и на наш рынок?