“Наследие” сделало выбор в пользу собственных амбиций

Архив 201011/12/2010

На этой неделе парламент дважды обращался к карабахской проблеме: в начале четырехдневки и в ее конце. Первая инициатива увенчалась успехом. Во вторник были приняты в первом чтении предложенные правительством поправки в Закон РА “О международных договорах”, согласно которым Армения может заключать договоры с не признанными международным сообществом государствами. Что касается второй инициативы, то она закончилась провалом. Коалиционные фракции отказались участвовать в голосовании по представленному фракцией “Наследие” законопроекту “О признании Нагорно-Карабахской Республики”, и за неимением кворума оно было признано несостоявшимся.
Почему “Наследие”, несмотря на то что провал был абсолютно очевиден, настояло на том, чтобы голосование по его законопроекту состоялось? Причем произошло это накануне очередной знаменательной даты в истории НКР — 19-летия референдума о независимости Арцаха. Вокруг этого законопроекта изначально было очень много споров. В его несвоевременности были уверены не только все парламентские силы, но и внепарламентские партии, причем независимо от своей ориентации. В этом смысле фракция “Наследие” со своей инициативой была по сути в полном одиночестве, но, естественно, не потому, что все остальные не хотели независимости Арцаха. И парламентское большинство, и фракция АРФ Дашнакцутюн неоднократно заявляли о том, что законопроект несвоевременен, что он угрожает процессу мирного урегулирования в рамках Минской группы ОБСЕ, что признание Арменией НКР в данный момент развяжет руки Азербайджану и может спровоцировать возобновление войны.
На самом деле даже само обсуждение этой проблемы в стенах НС было нежелательным, не говоря уже о голосовании. Законопроект ставил депкорпус в очень двусмысленное положение. Ведь любой голос “против” этой инициативы мог быть расценен как “против признания НКР”, что, естественно, не соответствует действительному положению вещей. И если бы парламентское большинство и меньшинство умели бы договариваться, они бы не довели дело до обсуждения. Да и приемлемый для обеих сторон выход просматривался — можно было бы просто включить законопроект в повестку и отложить до лучших времен, точнее — до того момента, когда это стало бы более целесообразно с политической точки зрения. Но случилось то, что случилось. “Наследие”, пользуясь правом меньшинства, протолкнуло свою инициативу на внеочередное обсуждение, которое состоялось в конце октября. А вот голосование все-таки согласилось отложить до 9 декабря, вняв увещеваниям парламентского большинства о том, что обращаться к вопросу признания НКР накануне саммита ОБСЕ в Астане нецелесообразно и лучше продолжить обсуждение вопроса с учетом итогов саммита.
Сразу после саммита в “Наследии” были вынуждены признать, что выступление президента РА Сержа Саргсянa в Астане расставило все точки над “i” в судьбе их инициативы. “После этого выступления стало более чем очевидно — голосование законопроекта “О признании НКР” состоялось в Астане и официальная позиция Армении была высказана устами самого президента”, — заявил тогда глава фракции “Наследие” Степан Сафарян.

Напомним, что Серж Саргсян, выступая на саммите, достаточно четко сказал: “В случае возобновления Азербайджаном военной агрессии у Армении не будет иного выбора, кроме как признать Нагорно-Карабахскую Республику де-юре и приложить все свои возможности для обеспечения безопасности народа Арцаха”.
“Я не считаю, что партия “Наследие” или какая-либо другая оппозиционная партия является врагом интересов Армении. Возможно, голосование по законопроекту “Наследия” вновь будет отсрочено, поскольку речь президента Армении в Астане многое поставила на свои места. Я думаю, что с этим, хоть и во внутреннем порядке, согласны и “Наследие”, и АРФД. В конце концов, национальные интересы мы должны ставить выше партийно-политических. Думаю, мы найдем компромиссный вариант”, — заявил, комментируя итоги Астаны, зампред РПА Размик Зограбян.
“Шаги Армении, направленные на признание независимости Нагорно-Карабахской Республики, должны быть выверенными, чтобы не нанести ущерб НКР”, — заявил руководитель Центрального офиса “Ай Дата” и ответственный по политическим вопросам АРФ Дашнакцутюн Киро Маноян, отмечая, что подобное признание было бы целесообразно, если переговоры зайдут в тупик. А в случае возобновления войны, по его словам, нужно будет объявить об объединении НКР с Арменией. Говоря о перспективах законопроекта о признании Арменией независимости НКР, Маноян отметил, что было бы неплохо, если бы авторы законопроекта в лице партии “Наследие” и парламентское большинство смогли прийти к общему решению по данному вопросу. “В противном случае мы столкнемся с ситуацией, когда, пытаясь подправить бровь, выколем глаз”, — заключил он.

Именно перед такой дилеммой и оказалось накануне 9 декабря “Наследие”. Выбор был невелик — либо пойти на поводу собственных амбиций и поставить законопроект на голосование, либо, руководствуясь государственным интересом, отложить его до лучших времен. “Придет день, когда мы все равно признаем НКР, и то, что сегодня существует де-факто, мы де-юре подтвердим. И тогда все как один депутаты Национального собрания проголосуют за это”, — сказал накануне четырехдневки депутат РПА Артак Давтян, выражая надежду, что “Наследие” снимет с голосования законопроект “О признании НКР”.
С началом четырехдневки к заявлению президента в Астане добавились еще и принятые в первом чтении поправки в Закон “О международных договорах”. Фракция “Наследие” не приняла участия в их голосовании, поскольку, как пояснил ее руководитель Степан Сафарян, видит возможность заключения международных договоров с НКР и другими непризнанными субъектами только на основе признания.
Представляя законопроект, замминистра иностранных дел Армении Шаварш Кочарян отметил, что он подразумевает сотрудничество не только с Нагорно-Карабахской Республикой, но и другими непризнанными республиками. Благодаря законопроекту будут отрегулированы отношения с непризнанными субъектами в вопросах мира, защиты прав человека, гуманитарной или финансово-экономической помощи. Армения получит возможность ратифицировать в парламенте договоры и соглашения, заключенные с НКР. По словам Шаварша Кочаряна, мы фиксируем, что Нагорно-Карабахская Республика может быть стороной международного договора, и тем самым мы подчеркиваем ее субъектность.
Руководитель фракции “Наследие” Степан Сафарян, обращаясь к представителю правительства, заметил, что данные поправки прямо говорят о том, что мы не признаем НКР, но можем подписать с ней договоры как с непризнанной республикой.
Шаварш Кочарян в ответ на это подчеркнул, что принятие поправок не означает, будто вопрос официального признания Нагорного Карабаха снят с повестки, просто мы признаем НКР тогда, когда этот шаг будет максимально эффективен. “Ни у кого нет сомнений в том, что Армения является гарантом безопасности Нагорного Карабаха. Она также является гарантом защиты прав граждан НКР на свободное перемещение, охрану здоровья, образование и т.д., поскольку из-за непризнанности республики возникает ряд ограничений в этом направлении. Принятие данного законопроекта позволит перенести в правовую плоскость все эти вопросы”, — заверил Кочарян.
В “Наследии” заявили, что поправки — это большая политическая ошибка и ее последствия сегодня могут быть и не видны, но они будут негативными. Председатель комиссии НС по внешним отношениям Армен Рустамян, однако, с этой точкой зрения не согласился. По его словам, данное изменение хоть и не означает де-юре признание независимости НКР, однако это означает признание и фиксацию де-факто существования Нагорно-Карабахской Республики. “Главное, что может быть перенесено на де-юре уровень, — это определение Армении в качестве гаранта независимости и безопасности Нагорно-Карабахской Республики”, — подчеркнул Рустамян, отметив, что поправки открывают путь к тому, что в какой-то момент мы пойдем также на заключение соответствующего альянса с Карабахом.

Казалось, в контексте этих поправок стало очевидно, что продолжение интриги с законопроектом “Наследия” лишено всякого смысла и что фракция снимет с голосования свой законопроект. Но этого не произошло.
Перед голосованием руководитель фракции РПА Галуст Саакян, попросив слова, заявил, что точка зрения политической коалиции, которая была представлена 28 октября, не изменилась, а еще больше укрепилась. “Поэтому от имени коалиционных сил заявляю, что мы не будем участвовать в голосовании”, — отметил Галуст Саакян. В ответ на это лидер партии “Наследие” Раффи Ованнисян вновь подтвердил, что “Наследие” остается при своем мнении, и заявил: “Это общенациональный вопрос, это голосование для будущих поколений, залог будущего отдельных депутатов и всех нас. Обращаемся к вам за поддержкой, чтобы этот законопроект общегосударственного значения был принят единогласно”.  АРФ Дашнакцутюн, неоднократно заявлявшая о том, что “Наследию” стоит повременить со своим законопроектом, тем не менее поддержала оппозиционных коллег. В итоге набралось 13 голосов “за”, но за отсутствием кворума голосование было признано несостоявшимся. “Наследие” же сохранило возможность озвучивать по полной программе обвинения в предательстве национальных интересов. Вчера на вопрос журналистов о том, почему фракция “Наследие”, заведомо зная, что исход голосования предрешен, не перенесла его, Раффи Ованнисян заметил, что не считает верной позицию, согласно которой политическую повестку дня должна решать коалиция власти. Кроме того, заметил он, мы рассчитывали на определенную долю понимания со стороны представителей коалиционных партий. Отметим, что с тем же успехом в отсутствии понимания можно обвинить и “Наследие”. В конце концов, взаимопонимание — это встречный процесс. На вчерашнем брифинге в НС секретарь фракции АРФ Дашнакцутюн заметил по этому поводу: “Жаль, конечно, что обе стороны продемонстрировали неразумное упрямство. И нам, когда вопрос был поставлен на голосование, ничего не оставалось, кроме как проголосовать в его пользу”…