Нарине ТУХИКЯН: “Я осознаю, что все наши достижения могут быть причиной гнева…”

Архив 201205/04/2012

Уважаемая редакция, в номере от 29 марта вашей газеты была напечатана заметка Ирмы Сафразбекян об изданной нами книге “Ованес Туманян. Мысли”. Поскольку в ней высказаны определенные обвинения в мой адрес, я считаю нужным, воспользовавшись своими гражданскими правами, ответить на них. Но прежде хочу выразить свою признательность госпоже Сафразбекян за невольную рекламу указанной книги. Отмечу, что для заглавия нашего издания мы выбрали слово “Мысли”, а не “Высказывания”. Как доктор филологии г-жа Сафразбекян должна была понять разницу значений этих двух слов — ведь даже слова-синонимы наделены определенными смысловыми оттенками, и человек, работающий со словом, должен четко осознавать это. Слово “мысль” более емкое и сильное по смыслу, нежели “высказывание”. При обращении к Туманяну уместно использование именно этого слова.
Далее госпожа Сафразбекян отмечает, что с 80-х годов до 2008 года (фактически около 27 лет) научные сотрудники “корпели, собирая высказывания поэта” и “складывая их в каталожные ящички по разделам”, а моя работа является не чем иным, как плагиатом. Интересно, как понимает это слово госпожа Сафразбекян. Уж не присваиваю ли я мысли Туманяна? Кстати, об этом свидетельствует и заглавие заметки. Автор действительно один — Ов.Туманян. И говорить о присвоении авторства в данной ситуации просто смешно. Да, я составила книгу “Мысли” Ованеса Туманяна с четким и ясным намерением посвятить ее всемирной столице книги — Еревану. В таких случаях мы вырабатываем план намеченных работ и обращаемся либо к рукописям, либо к академическому изданию произведений поэта. Упоминаемый каталог высказываний и изречений создавался спонтанно, без определенной цели и поэтому неполноценен. То есть каждый из научных работников музея параллельно своей основной работе выписывал эти высказывания, что никак нельзя назвать “плановой научной работой”. У нас же была определенная цель: выбрать наиболее глубокие и яркие мысли поэта и издать их отдельной книгой. Проделанная прежде незавершенная и неполная работа никак не могла быть основой для нас. Наш подход к данной задаче был ответственным, и поэтому нами были прочитаны не только “десятки статей, писем и выступлений”, а все публицистическое и эпистолярное наследие Туманяна, включая все черновые варианты. Чтобы выписать мысли Туманяна, нам потребовалось всего лишь три месяца кропотливой работы. Что же собирали упомянутые научные сотрудники в течение 27 лет? Неужели для того, чтобы выписать их из томов академического издания, потребовалось столько времени?
Что касается об указании в четырех местах книги моего имени, напомню, что это является соблюдением издательских требований на сегодняшний день и авантитул оформляется по правилам, установленным Книжной палатой.
Теперь о роскошном оформлении книги, что также стало предметом критики со стороны госпожи Сафразбекян. Прочитав критикуемую книгу, она найдет там мысли Туманяна о тех, кто думает подобным образом. Приходите в музей, и мы вам покажем роскошные издания личной библиотеки поэта. Оформлению книги сам Туманян придавал большое значение. И в конце концов, роскошные мысли должны были быть представлены читателю в роскошном оформлении.
Я осознаю, что все наши достижения могут стать причиной гнева для некоторых лиц. Но я знаю также, что издания, подобные этому, поднимают престиж музея. Вам остается только примириться с нашими успехами.
Хочу предложить Вам новую тему для критики. Справедливости ради хочу отметить, что объем издательских работ музея с 2007 года по сей день превосходит количество изданий с 1953 по 2007 годы. Причем мы ничего не переиздавали, механически перепечатывая уже опубликованные материалы. Так же, как не перепечатали в изданной нами книге “Ашхен. Семейные воспоминания и истории” (из серии “Дети Туманяна”) письма дочери поэта, опубликованные ранее Ирмой Сафразбекян в книге “Переписка семьи Туманяна”. Мы работали исключительно с рукописями и выявили в изданной ею книге такие искажения текста подлинников, какие по крайней мере недопустимы с точки зрения научной этики и редактуры. Об этом мы написали в предисловии к книге “Ашхен. Семейные воспоминания и истории”.
Уважаемая редакция, скоро мы будем отмечать чудесный праздник Воскресения Христова. Позвольте со страниц вашей газеты обратиться с пожеланиями к госпоже Сафразбекян: “Пусть этот Великий праздник воскресит в вашей душе честность и справедливость вашего деда”.
Нарине Тухикян,
директор Музея Ов.Туманяна

От “НВ” Напомним читателю: Ирма Сафразбекян — внучка Ованеса Туманяна.